<< 1 2 3 >>

БЕССМЕРТЬЕМ ПОЛНИТСЯ ДУША...  (стихотворения)

Внутренний человек хочет только добра и в минуты сердечного сияния он необманно знает, где благо. Из сердечного сияния истекает лишь благо, и свет излучаемый может пресекать все изломы нарощенного невежества. Ибо грех, невежество — братья мрака. Жить в духе — значит сиять и благотворить, и постигать, жить в плоти — значит затемнять и осуждать, и невежествовать и удлинять путь. ... Сад света ... нуждается в заботе и уходе, и струи чистых мыслей лучшее для него питание. Чем напряженнее свет, тем слабее тьма. ... Надо светиться, надо рождать и усилять свет сердца. ... Уготован каждому свет, но можем закрыть его сосудом пустым. Сказано: «От падения лепестка розы миры содрогаются и перо крыла птицы рождает громы на дальних мирах» — какая прекрасная, великая ответственность, и не обернем громы, рожденные легкомыслием, на бытие земли. (Рерих Н.К. Держава Света).

¤ ¤ ¤

А звёзды блещут. Свет их льется
сквозь все преграды и века.
Какой он разный! Так неймётся
познать начатки языка...

И ни одна из них не скажет
«умри...», но только лишь – «живи!»
и прочно будущее свяжет
с прошедшим в колесе Любви.

Ладонь луч звёздный не заслонит,
он проницает все сердца,
и, как цветок головку клонит
под ярым пламенем Творца,

смирюсь и я с любым решеньем,
едва поняв немой урок,
и буду бредить всепрощеньем,
всё отдаляя дальний срок.

Играют звёздные оргАны,
но отзвук глух пока земной.
Любви созвучьям несказанным
пусть вторит звонко голос мой.

¤ ¤ ¤

Громады звёзд... за ними Силы –
Сердец согласных ладный Строй.
В лучах пылающих Светила –
дома для Мысли волевой.

Прейдет звезда, но не Мыслитель,
не Устроитель гнезд Любви,
зачнет Он новую обитель,
слагая лучшие Огни...

Кометы-странницы, когда-то
Замыслен был ваш долгий бег,
долелись грозные преграды
и, если сложен был успех,

вы оседали среди братьев,
не раз ютил вас братский кров, –
Владыка так учил объятьям
иных, непознанных миров.

Но прежде Сердце сам приблизил
к зовущим в Даль благим Сердцам...
Что ищет Небожитель в Книге,
которую Он пишет Сам?

Каких Светил и человечеств
Ему еще недостает?..
Заходит Солнце бесконечно...
и каждый раз потом встает...

КАК ОБРАТИТЬСЯ

Не полагайся на слова –
их шелест сух, как шорох листьев,
бесславным искаженьем истин
привычно тешится молва.

Но виждь, «живущий несравним»,
неповторим словарь сердечный,
вносящий щедро в пламень вечный
свой новый смысл, свой терафим.

Услышанным быть жаждешь ты –
пылай ясней, зари приветней,
и не замедлит огнь ответный
ввести в чертоги Красоты.

Будь нем, будь пуст – сосудом чистым,
нежданно жди – день, год, века –
вольется Истины река
своим сияньем серебристым.
– Ну, а пока?
               – Молись пока,
сердечным языком искристым.

¤ ¤ ¤

Не пламень, только лишь свеча
мерцает бледно на окне моем,
безвиден темный окоём,
и тайны тайн сокрыт очаг.

Но страстно близится рассвет,
ждут света из-за дальних гор.
Спасение иль приговор?
В огне Небес пощады нет.

Не спать, не спать, когда беда,
когда сердечный скуп огонь...
Спасаться – соблюсти закон:
в огне огонь лишь жив всегда.

Не праздно ждать и не просить,
но мысль до Неба простирать
и тьму в себе воспламенять...
Берется силой Благодать!

МЫ СМОЖЕМ
Учёные отыскали самые древние метеориты, обнаруженные на поверхности Земли, их возраст отсчитывается не от момента их образования в космосе, а от момента падения. Небесные камни были собраны в самой сухой пустыне мира Атакаме, расположившейся на побережье Чили. Столь удивительные находки сделать в этих местах было очень просто. Атакама не стала укрывать эти великие ценности и бережно сохранила их для потомков. (25.05.19)

В пустыне мир как будто бы не создан,
в песке таится вечность под ногой.
За краем неба неустанно звёзды
беседуют о будущем с Землёй.

Зовут они, диктуя ход незримо,
магнитно увлекая в свой полёт.
И – вестника из Космоса – пустыня
хранит метеорита уголёк.

Там, где-то далеко, – тела из Света,
осознан мироздания венец,
и Космос насыщается ответно
любовью согласованных сердец.

И мы, земляне, так когда-то сможем:
свободу воли с Волей Высшей слить,
добросердечие в себе умножить,
духотворить и огненно любить.

НА ЛАДОНИ:

...ЧЕЛОВЕКА
Когда я у тебя на ладони,
прошу,
не смотри на меня невидящим взором.
А увидев, не осуди.
Не опускай руки –
упаду, ушибусь,
больно будет мне.
Боль ощутишь и ты:
может, не сразу, но когда-нибудь –
когда сам упадешь.
Хоть и трудно,
подержи меня еще немного,
и, если невмоготу,
бережно опусти,
отпусти без суда и сожалений.
На пути к Богу
отыщу красивые одежды,
стану сияющим и невесомым –
чтобы ладонь твоя
впредь не уставала.
Обещаю,
когда-нибудь непременно –
на своей открытой ладони –
удержу тебя.
Любого.
Любовью.

...ОТЦА
Я у Тебя на ладони –
всегда, ежечасно.
Грязен или чист,
тяжел ли, страшен ли –
не отвергаешь меня.
Ветры обдувают, стрелы летят –
невредим в колыбели Отца.
Глядишь на меня неотрывно,
но не вижу Тебя,
ласкаешь Любовью,
но что-то мешает принять:
ласку ее принимаю за уколы,
ее цветы укоряю за шипы.
Нечего просить у Тебя –
все, что мне нужно,
даешь с лихвой,
но Сам выступаешь в роли просителя.
Запомню ли все, о чем просишь,
найду ли в себе силы
внимать Тебе, а не голосам?
Возлюбить Тебя –
объять весь мир,
стать для него матерью,
отдавая ему все...
А пока что...
я – огонь, что ранит Твою ладонь,
я – предвестие нового космоса,
я – обещание Любви.

¤ ¤ ¤

Солнце светит ярко.
Если смотреть на него
сквозь проволочную скульптуру Будды,
оно станет сияющим сердцем.

Медитирующий Будда
недвижен, как проволочное основание,
но солнце его сердца пылает огнем,
творя новую реальность.

Не ищи привычные рамки,
чтобы понять чье-то сердце.
Просто доверься его сиянию.

Новая реальность творится взаимностью.

ОГНЕННОЕ СЕРДЦЕ

Пылающее сердце устремляет в беспредельность.
Будет ли оно счастливо?

Счастливо ли Солнце,
выбрасывающее из своего существа
тонны раскаленного газа,
чтобы насытить все вокруг
веществом новой космической реальности?
Может ли Солнце –
восприемник излучений своих спутников –
оставаться неизменным источником радости?

Тот, чье сердце положено на алтарь будущего,
не устанет давать новый смысл бытия;
собирая скорбный урожай прошлого,
он преображает скорбь на огне устремления.

Слезы радости и боли – на его лице,
они – его настоящее.

¤ ¤ ¤

Как трепещет сердце Икара на подлете к Солнцу
как бьется сердце ученика,
приближающегося к Учителю, –
узнаю ли когда-нибудь?

Тот, кто насыщает сердце Огнем,
собирает меня и любимого воедино.
В веках мы постепенно сближаемся, –
еще не умея любить
и лишь угадывая экстаз слияния.

Тот, кто яро привлекает к себе, –
Первообраз любимого.
И если любимый сокрыт от глаз,
то Вечно Любящий сияет, подобно Солнцу.

Страстно ищу любимого,
отчаянно стремлюсь приблизиться
к тебе –
сокрытому в сердце Вечно Любящего.
Смогу ли?
Как скоро?

¤ ¤ ¤

Любимый,
ты смотришь на вечно сущую Мать
и лепишь мой образ.
Я,
не отрывая глаз от Отца,
пытаюсь вообразить,
каким должен быть ты.
Мешаем ли друг другу? Помогаем?

Твоя мысль не оставляет меня в покое
Она обнимает и колет,
ласкает и тревожит.

Пожалей. Доверься мне.
Я постараюсь найти в себе то,
что ты так страстно ищешь,
чего так сильно желаешь.

Просто люби.
И, припадая к ногам Матери,
верь:
Она поможет найти для меня
лучшие одежды.

Я же
буду взирать на Отца.
В его сердце прозревать тебя –
истинная услада.

¤ ¤ ¤

– Есть ли звезды на земле? –
я спросил у звезд однажды.
Подмигнули звезды мне,
лишь умножив знаний жажду.

Иссякает огнь везде...
Что же вечно негасимо,
как горение в звезде? –
Утолить мой пыл не смог
холод видимого мира.

Пробуждает огнь огонь...
Где же тот костер пылает,
что безвидный звездный луч
беспрерывно зажигает?

Нет препятствия лучам –
проникают стрелы всюду...
Кто же, кто отсветит вам,
даст ответ – на чудо чудом?

– Там скрываются огни,
где их меньше ожидают –
в сердце пламенном они
звезд горенье сохраняют.

Сердце позвано хранить
все надземные стремленья.
Мир любовью озарить –
суть сердечного горенья.

¤ ¤ ¤

В дожде – весь опыт океанов
и рос, и слез – дождь все несет;
и жизнь, и правду и обманы,
в себя впитав, сполна вернет.

Но в каждой капле отразится
и драгоценный неба дар –
омоет сердце, что томится
и умалит тревоги жар.

Неужто в космос посылая
свой опыт мысли, человек,
ты, в самом деле, полагаешь,
что он не принят им вовек?

Что солнца луч, собравший сонмы
посланий дерзких, отразит
лишь благодать?
Взбодрись же, сонный,
за все готов будь отвечать!

И будь открыт к преображенью
под ливнем огненных лучей...
Прими же вызов ко сраженью –
былого с будущим. Сумей!

¤ ¤ ¤

Прекрасный миг, остановись,
замри, навек дав наслажденье –
в картине ль огненную мысль
или в скульптуре обоженье...

В природе ж нету ничего,
что б тут же в миг не иссякало,
и не рождалось от него
другое – новое – начало.

Но Красоты живет канон
в основе каждого творенья.
Изменчив он и неизменен он
в бессчетном ритме повторенья:

в сияньи солнц и простоты,
в сложеньи лепестков и судеб...
Не стой, мгновенье красоты, –
во всем гореть огонь твой будет!

СТРОИТЕЛЬСТВО
...Человечество напрягается в видимом строительстве, которое не вдохновлено высшими устремлениями для Космического Строительства. Каждый мост духа утверждает, именно, сознательное Строительство, которое являет космическую связь между построениями. Так в Эпоху Огненную нужно особенно отдаться тонкой, сознательной деятельности духа. Лишь мост Духа может уничтожить ту пропасть, которая разверзлась перед человечеством... (Мир Огненный, ч.3, §203)

Кто мне родной иль что родное,
найду ли сродство в лад с собой?
Судьба, как враг, подкопы роет
под замок, сложенный мечтой.

Взрывает стены и строенья
и останавливает бал,
и вторит, вторит... – в повтореньи
зашелся яростный кимвал.

Найдешь ли силы, чтобы спорить,
принять неравный с роком бой
и на руинах снова строить,
в мечту вложив запал иной?

Сумеешь ли открыть всем ветрам
свой новый мир, и всем сердцам?..
Рычаг мечты твоей заветной
отныне пусть возводит храм.

И в нем исправно службу служит,
законы Красоты твердит.
И пусть ведет тебя сквозь будни
лишь сердца радостный магнит.

РАЗМЫШЛЯЯ О НОВОЙ ЖИЗНИ
Цель и смысл существования – стремиться за пределы известного наверх и помочь друг другу. (Озарение, ч.2, V.12)

В дорогу дальнюю с собой
возьму лишь то, что в духе живо,
и ничего, что с Красотой
в разладе давнем или лживо.

На Башнях зажжены огни.
Там, с высоты неимоверной,
сигналят ревностно они,
наметив новый путь примерный.

Не знаю с кем, куда и как
пойду на зовы дальней цели,
но знаю, чтО сложу в рюкзак,
миную бездны как и мели.

И верю, что смогу летать,
как птица, в вышние приделы,
и мир на крыльях поднимать,
украсив мыслью день и делом.

¤ ¤ ¤

Дождь тихо подкрадывается,
к глазам подступают слезы.
Смотрим друг на друга,
но ничего не видим:
наши взгляды направлены внутрь
и затуманиваются –
каждый в свое время.
Дождь печальней меня –
он все еще не перестал.
Но моя печаль
погружается глубоко в сердце
и остается там надолго –
до нового дождя.

¤ ¤ ¤

Твержу о незначительности вымысла,
о тщетности иллюзии.
Но иллюзия подкрадывается сзади
и обнимает меня.
Эти объятия так многообещающи!..
Могу ли отказаться от того, что они сулят?
Могу...
Но если так,
то впаду в еще бОльшую иллюзию:
заявление об отказе от иллюзий
так же ложно,
как и сама иллюзия.
Этот мир – воплощение иллюзорности.

¤ ¤ ¤

Мысли, которые заставляют бороться с собой,
как пыль, что сбивается до камня.
Случайные и неслучайные, дерзкие и неблаговидные –
они уплотняются до отчаянно знакомой личины –
врага рода человеческого.
Не получится отвернуться от него – враг всюду,
слезы сердца не в силах смыть его следы.
Не уставай сердце, борись!
Я помогу тебе узреть Того,
Кто противостоит Падшему.
Ты победишь,
когда двинешься Ему навстречу –
стремительно и безоглядно, –
как по струне над бездной.

¤ ¤ ¤
Другиням

Эти старые женщины
живут без грез.
Но им известны удивительные тайны.

Яблони в старом саду
уже не плодоносят.
Но звезды по-прежнему проливают на них свой свет.

Женщины вглядываются в ночное небо,
чтобы собрать щедрый урожай:
блестящие яблоки-мысли снова уродили.

ТВОРЧЕСТВО

1.
Творенья сердца, рук или ума –
на выдохе, на вдохе – мысль о Боге.
Все силы, опыт весь и все слова –
в состав творения – горят пусть в каждом слоге.

В отдаче – жертва, жертва не для слез,
не льются пусть при виде ран кровавых.
С вершины подвига в земной чертог принес
Бог вечный свой Огонь, и Жизнь свою, и Славу.

Насытить духа жаждущих, для них
весть о Надземном дать для восхищенья...
Трудна отдача, но умножены огни
творца и Бога... творчества... Творенья.

2.
Ночное небо – покрывало сна –
обители иные открывает,
и свет их дальний вечности волна
стремит к Земле и мрак с нее смывает.

В природе звезд – без меры отдавать,
лучиться, пламенеть… – пусть жизнь сияет;
сердца неравнодушных зажигать
огнями Космоса – пускай себе пылают.

Когда с Земли порыв любви летит,
зов и ответ смыкаются в твореньи.
Всегда нова, песнь общая звучит
и ладит мира нового строенье.

¤ ¤ ¤

Сущ только Бог, а остальное – сон,
игра недальновидного мышленья,
звучит лишь сердце с Правдой в унисон
и обладает правом различенья.

Ум строит формы, сам же их живит
и в недовольстве их же отвергает,
но чуток сердца огненный магнит –
лишь он на зовы Бога отвечает.

Каким бы прочным ни казался мир
застывших форм и уложений веры,
исчезнет в вечном вещности кумир,
в огне Творения сгорят его химеры.

И будет новый день. И новый смысл
ум очарует страстным наважденьем...
Доверься сердцу. Пламенная Мысль
его насытит Космоса волненьем.

В КРУГОВОРОТЕ

Мелькают лето, осень, стылость и весна –
в круговороте зреет опыт научений,
из памятных замет растет стена,
стесняя прошлое до значимых мгновений...

Как будто лепестки в пределы зимних вьюг
тепло внесли – поблекли сожаленья...
И чудится: весны цветущей дух
рождает в сердце сладость всепрощенья...

Но посулы весны и обновлений ритм
на старом фото быстро выцветают...
Нам в утешенье осень красками горит
и смыслы жизни чудно обнажает.

НЕЗНАКОМЦУ

Ты незнакомец мне, не вижу я тебя,
сопутник тайный – дух мой бессловесный,
тобой проложена бескрайняя стезя,
и я на ней – отрезок самый тесный.

Ни посмотреть назад, ни видеть наперед, –
никто мне не расскажет о дороге...
Как будто в облаке меня судьба пасет –
оставив? нет! кидается под ноги...

Но ты, мой проводник, ты знаешь и молчишь,
куда и как мне лучше бы податься...
Упасть и отступить?.. Но, знаю, не простишь
уныние... Ты не позволишь сдаться!..

И будешь дальше прогонять по облакам,
по бездорожью жизней неотменно,
огонь свой не узришь во мне пока
пылающим всегда, неотемненно.

СО-ПУТНИКУ

Ко Благу общий путь давно определен...
Пусть каждый сам идет и достигает,
Отца наследием никто не обделен –
и бережет его, и с толком умножает.

Крупицы мудрости и чистых слез кристалл –
откройся, Брат... я верю, приобщенье
к огню, что ты так трудно добывал,
меня подвигнет к страстному крещенью.

Отвергнись от себя – верней отвергнусь я
от низменной затеи ублаженья;
скорее к Братству поведет тебя стезя –
и я ускорю шаг свой, без сомненья.

И если в багаже моем отыщешь ты
полезные в дороге нахожденья,
возьми, что хочешь! – все мои мечты,
весь опыт огненный – молитвы и служенья.

¤ ¤ ¤
Действительно, нужно освобождаться от самости, чтобы претворить и утвердить светлое "Я". Можно понести преображенное "Я" к престолу Света, не опасаясь опаления. Что же подлежит опалению, как не самость со всеми придатками? Самость, как опухоль рака, зарождается от отсутствия Агни. Не забудем, что самость привлекает и напитывает себя плотскими вожделениями и зарождает зло. На приманку самости слетаются воздействия семьи, рода, нации. Самые отложения физического и Тонкого Мира пытаются окружить самость. Такой мохнатый клубок не пригоден Огненному Миру. Но закаленное и сознательное огненное "Я" придет в Огненный Мир как желанный гость...
(Мир Огненный, ч. 1, 606)

Ночная бабочка в огонь
немилосердный попадает,
и темный бархатный убор
беспечных крыльев в нем теряет.

Ее душа, как дым, летит
к каким-то неизвестным далям,
но за чертой ее манит
все тот же горький цвет миндаля.

Не убоюсь ли в близкий час
покинуть землю дерзновенно,
в Огонь священный устремясь,
в нем опалить наряд свой тленный?

Покровы духа обелить –
при жизни с Богом породниться...
Лети же, бабочка, лети!
и пусть твой день в Огне продлится.

ВЫСОКАЯ ДУША
Когда носитель огней примыкает к космическому строительству, то он приносит высшее созидание. Творчество на Земле утверждается этими носителями огней. И только познавший вмещение высших измерений может дать человечеству насыщенный, сознательный магнит.
Матерь Агни Йоги, познав высшее измерение и огненное созидание, истинно, приносит Сущее жизни. Мы, Братья человечества, живем и измеряем высшим измерением.
(Беспредельность, ч. 2, 805)

Как розы ароматной лепестки,
Высокая Душа благоухает.
Как деодара заостренный лист,
Огонь Небес осознанно вбирает.

Сияюща, как горный самоцвет,
Её любовь с Отцом живит общенье,
в Её лучистости – Его Луча отсвет,
в отдаче Света – самоотреченье.

Не счесть Её строительных даров
во злобе утопающему миру,
на новый перестраивает лад
его уклад, стремление и лиру.

В Прекрасном безраздельно утвердясь,
шлет зовы к непрестанному горенью,
всегда крепить благую с Небом связь –
всем сердцем, всей душой, без умаленья.



<< 1 2 3 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика