ПОЛЯНА ЛЮБВИ (фантазия)

Маленький голубой автобус бойко бежал по узкой шоссейке сквозь тайгу. Вечерело. Прошел дождь, и резко и обостренно пахло хвоей, травой, мокрой землей. А вот и окончание пути – последняя остановка. Автобус развернулся, остановился. Из открытых дверей вышли двое последних пассажиров: отец с дочерью. Средних лет мужчина и девочка лет 15 остановились, оглядываясь.

– Дедушка! – вскрикнула радостно девочка, кидаясь навстречу крепкому старику.

– Да как же ты выросла, Аленушка, за эти два года, что у меня не была, – удивился дед.

– Здравствуй, отец! – поздоровался Николай, папа девочки.

Мужчины обнялись.

– А Лида-то чего не приехала? – спросил дед.

– Она, батя, с маленьким дома побудет; мы тебе писали, что у нас уже и сынишка есть. Уже три месяца ему.

– Ох и здорово! Как сына-то назвали, как Лида себя чувствует, не рано ли ее одну ты оставил?

– Назвали Никитой... все хорошо, отец, с Лидочкой ее сестра в наше отсутствие поживет, а Аленке тоже перед последним годом в школе отдохнуть нужно.

Дед Илья, давний вдовец, лучший егерь и охотник в округе, огладил бороду, свисавшую на грудь:

– Ну, поехали домой, милости прошу. Тебя, Алена, девчонки здешние ждут, все меня спрашивали, когда будете, – так что не заскучаешь.

Двуколка быстро довезла их с нехитрым багажом до деревни. Крепкий бревенчатый дом окутал вошедших запахом уюта, разных сушеных травок, ароматом чая и свежих пирожков...

Наутро Аленка принимала забежавших подружек. Выпили вместе чаю с печеньем и конфетами, что были из города привезены, прошлись вместе по деревне, возобновляя старые знакомства, потом устроились во дворе у деда Ильи и начались обычные девчоночьи разговоры...

– А ты так и не подстриглась? – поинтересовалась одна подружка.

– Не-а... отрезать легко, да только после мне за волосами сложнее ухаживать будет, а так проще – косы заплести или «хвостиком» собрать.

И то сказать – косы были чудесные, толстые, до пояса, и золотистые с переливчатым отсветом... Так все пока и оставалось.

Девочки договорились завтра утром пойти в тайгу за грибами. На том и простились, и Алена убежала в дом – помочь по хозяйству и поговорить с дедушкой, которого очень любила.

...На следующее утро Алену ожидала небольшая корзинка с пирожками, там же была положена бутылка молока; и дед Илья ей сказал:

– Это тайга, внученька. Зверья тут немеряно, всякие есть. От девчонок не отбивайся.

...Долго уже бродила Алена по лесу, а грибов, как назло, не было. Подружки понемногу набирали свои корзинки, а Алене не везло. Тогда она зашла в лес поглубже. Голоса подружек все отдалялись, но Алене страшно не было. Она остановилась на маленькой прогалине. Стояла глубокая тишина, и ей, воспитанной на волшебстве народных сказок казалось – тайга ждет от нее чего-то.

– Батюшка-лес! – молитвенно сложив руки, попросила девочка. – Подари мне немного от богатства твоего – вот только корзиночку грибов бы набрать! Мне много не надо.

Рыженькая белочка спрыгнула перед ней на траву и побежала, побежала куда-то в чащу. Девочка пошла за ней, и вдруг стали попадаться грибы, да какие! самые что ни на есть лучшие, отборные. Спустя час корзинка Алены была наполнена. Она поблагодарила мысленно и задумалась, куда идти домой.

Та же самая рыженькая белочка крутилась поблизости. Алена села, перекусила пирожком и молока отпила немного, а пару кусочков пирожка бросила белочке. Та ухватила подношение, аккуратно съела и побежала в самую чащу. Непонятно почему Аленка пошла за ней. Она не боялась. Наоборот, спокойствие и любовь к окружающему охватили ее. Она шла как в тумане, и вдруг, раздвинув кусты, очутилась на большой поляне, в самом центре которой рос величественный могучий дуб.

Девочка остановилась. Вдруг в районе сердца стало горячо и радостно, и показалось ей, что от дуба к ней ласково тянутся тоненькие нити – паутинки, защищающие и подбадривающие. Она медленно подошла к дубу. Положила руки на его кору, прижалась... «Люблю тебя! – шепнуло сердце. – Люблю все здесь, все вокруг – как маму, как братика...» И провалилась в сон.

Могучее дерево охраняло ее. Не было ветра, не было дождя, была мягкая трава под спиной, летнее тепло и тихий шум ветвей – как колыбельная.

Деревня всполошилась, когда девчонки пришли без Алены. Ранним-ранним утром, едва засерело, дед Илья и Николай уже выезжали верхами со двора вместе с группой мужчин-охотников. У мужчин к седлам были привязаны на длинных сворках собаки, и у каждого была какая-то Аленкина одежка – чтоб собаки могли уловить запах. У деда Ильи была лучшая лайка-ищейка в округе – Нюхта.

Рассыпались по тайге. Отец и сын довольно быстро отыскали место, где Алена ушла в чащу. Дед дал Нюхте и второй собаке, привязанной к седлу Николая, понюхать вещи девочки, и они уверенно потянули в тайгу.

...Аленка проснулась от шороха. Слева от нее стоял могучий олень-рогач. Он не бежал, не нападал, а словно прислушивался к тому невидимому чувству, которое излучало сердце девочки. Аленка медленно встала на ноги. Протянула руку. Погладила гладкую шею, приговаривая что-то ласковое. Но сюрпризы на этом не кончились. Мелкое зверье прыгало под ногами, птицы садились рядом на ветки, совершенно не опасаясь.

Медленно раздвинулись кусты и показалась... тигрица! Яркая, молодая, красавица! Она подняла голову и посмотрела на Алену. Девочка пахла не страшно. Никаких запахов железа, ненавистного табака... она пахла молоком, грибами, ягодами, а главное – от нее шло ТАКОЕ чувство ЛЮБВИ, что заставляло тигрицу безоговорочно довериться человеку.

Не веря самой себе, словно находясь под гипнозом, девочка смотрела, как медленно приближается к ней страшный хищник. Страха не было. Думалось только: «вот бы погладить» да «какая же она красивая!»

Тигрица приблизилась, подставила свою голову в ярких разводах под человеческие руки. И девочка стала гладить ее по голове, за ушами, под горлом... А та негромко мурлыкала, впуская и выпуская страшенные когти в землю, потом легла рядом.

На оленя она не обращала внимания. Словно на волшебной поляне существовало некое перемирие, чтимое всеми зверями.

Дед Илья и Николай, ведомые собаками, свернули на чуть заметную тропинку и поочередно выехали на поляну с дубом. Спешились. И увидели: Аленка в сопровождении тигрицы и оленя идет навстречу, потихоньку переступая по утренней росистой траве. Дед схватился за ружье. Но Николай, видно, раньше ощутил что-то необычное. Он тихо, полушепотом, сказал отцу:

– Погоди, батя. Место тут особенное. Смотри – лошади не волнуются, лайки молчат, и Аленка невредима. Космическое тут что-то, отец. Нельзя стрелять.

Тут и дед вдруг почувствовал тепло и любовь в сердце. Любовь эта горячей волной распространялась на все, что он видел и чувствовал вокруг себя: и на лес, и на дуб огромный, на каждую травинку, на зверей и любимую внучку. Сердце распирало от неожиданных чувств, огромное чувство искало выхода.

Медленно опустился старик на колени. Слезы стекали по лицу и пропадали в бороде.

– А я столько их убил! А оно вот как... Никогда не думал, что можно ВОТ ТАК любить...

– Что ж ты плачешь, дедушка? – спросила подошедшая девочка.

– Умру я сейчас, внученька. Не может сердце выдержать. Виноват я...

– Поехали домой, Аленушка, – сказал отец. Нельзя тут долго людям быть. Видишь, дедушке плохо.

– Да, поедем... Давай дедушку в седло посадим.

Посадили с трудом. Дед наваливался на луку седла и негромко стонал.

– Сейчас, папа, я только их всех отпустить должна.

Девочка поклонилась лесу, дубу и прошептала:

– Спасибо, батюшка-лес, за сказку дивную. Позволь нам уйти, и пусть все станет, как было. А мы никогда не забудем поляну эту.

Лошади потихоньку вывезли их на дорогу, ведущую к дому. Деду, по мере удаления от поляны, становилось легче с сердцем. Но ослаблен он был очень и неразговорчив.

Когда дома собрались остальные из поисковой группы и порадовались невредимой Аленке, Николай рассказал о виденном и пережитом. Помолчали.

Потом один из охотников сказал:

– Слышал я от деда своего, что приводит иногда лес чистых душою на поляны свои заповедные. «Поляна любви» – так называется она, и тот, кто туда попадает, испытывает чувство любви ко всему сущему. И не сможет он более причинять вред всему живому.

И что когда-нибудь будет так повсюду: люди, звери, птицы, растения чувствовать друг друга будут и любовь свою друг другу отдавать.

Ты, девонька, не рассказывай урок этот кому попало. Посмеются люди. Не все понять могут, не всем и испытать дано. В себе схорони. Детям-внукам расскажешь однажды...

...Дед Илья больше никогда не охотился с ружьем. Зато фотоснимки научился делать редкостные, и газеты/журналы неплохо платили.

А поляну волшебную так никто больше отыскать и не смог...


RSS









Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика