КОГДА ПОСТАВЛЕНЫ НА ГРАНЬ (рассказ)

Это случилось, когда Николай возвращался домой. Глубокая осень мела опавшими листьями, дул резкий ветер, и он с удовольствием думал, что вот через полчаса вернется в тепло и уют родного дома, Настена захлопочет, согреет поесть, а потом они сядут и отдохнут, делясь прожитым днем.

Внезапно наступил провал в сознании. Он бессмысленно смотрел на дома, на тротуар перед собой. Перед глазами все расплывалось, в голове шумело, он не помнил, где он, что тут делает и куда ему идти дальше. На стене дома напротив прочиталось: ул.Природная. 6. «Сейчас позвоню Настене по мобильнику, пусть она меня заберет, – подумал он». И вдруг кое-что припомнилось. Теперь он уяснил, куда идти, чтобы выйти к трамваю, и пошел – медленно, потихоньку. Картинка окружающего мира, особенно со стороны левого глаза, пропадала и появлялась с замедлением; пока шел к остановке, несколько раз натыкался на людей, на стоявшие машины. Хорошо, хоть барсетку не упустил – там были нужные документы. Кое-как влез в трамвай, благо, нашлось свободное место, и через полчаса действительно был дома.

Настена почувствовала неладное сразу. Спросила. Он сел, есть ему уже не хотелось, глотнул чаю и рассказал, что случилось.

– У тебя же давно головные боли были; вот хоть теперь, может, за свое здоровье возьмешься, – укоризненно сказала жена. – А сейчас как?

...Сейчас было плохо. Ломило в висках, горела голова и уши, уплывало сознание. Настена быстренько закатала рукав рубашки, смерила давление и кинулась вызывать Скорую. Приехали быстро.

– Сколько лет мужу? – 49. Врач Скорой покачала головой. – Забираем. Только укол магнезии сделаю сейчас. Так везти нельзя.

В приемном покое его тщательно осмотрели.

– Ну, полагаю, кровоизлияния нет, – сказал врач. Но по показателям отпустить не могу. Терять ориентировку на местности – тут требуется более глубокое обследование.

Его так и не госпитализировали, но и ходить не дали. На кресле-каталке провезли по всем возможным кабинетам и собрали первоначальный материал и снимки. В приемном покое сошлись трое врачей, смотрели снимки, переговаривались. Настена, не покидавшая его ни на минуту, улавливала пугающие слова «воспаление... вероятна последняя ступень... отек... затылочная киста... метастазы...» и бледнела все больше.

А ему хотелось лечь, вытянуться в постели и чтобы никто больше не трогал.

Один из врачей созвонился с центром компьютерной диагностики и на завтра было назначено полное обследование всего тела на спиральном магнито-резонансном комплексе. Платно, конечно, но цена не запредельная, – согласились.

Боли ему сняли уколами там же, в приемном покое. Настена вызвала такси, и поехали домой.

...Не существует людей, которые не молятся. Как бы ни жил человек, если даже он живет одним материальным, молод, здоров, сыт и вроде всем удовлетворен и доволен, в один из дней рука судьбы касается его, и тогда существо земное взывает к Господу, прося защиты или спасения, или благодаря.

Так когда-то произошло и с Николаем.

Он служил в десантных морских войсках, в пограничной охране. Однажды их группа высаживалась на берег с катера ночью, в экстремальной обстановке, в шторм. Бойцы в полной амуниции, с оружием, прыгали с борта катера на причал. Волны качали кораблик, и он то отходил от причала, то вновь приближался, ударяясь о парапет бортом. Николай прыгнул тоже, но в этот момент катер тряхнуло, и расстояние между бортом и причалом увеличилось. Николай сорвался в образовавшуюся щель, успев лишь зацепиться руками за край причала. Он висел над черной водой и понимал, что сейчас будет раздавлен надвигающимся сзади бортом.

Ужас смерти вызвал из сердца его отчаянный вопль о помощи: «Господи, помоги!»

...Черная тугая волна поднялась снизу и буквально вытолкнула его на край причала, он упал и откатился, и секундой позже катер бортом ударился о парапет, как раз там, где только что висел он! Он вскочил и побежал за остальными, шепча «спасибо», и этот миг запомнился навсегда.

«Над головами бродит Наш Луч, стучась в сердце: – Где оно, счастье или несчастье, открывшее вход?» Вход был найден. Воззвавшее искренне к Господу сердце получило ответ. Так была активирована прямая связь между человеком и Миром высшим. Она есть у каждого, но привести ее в действие может только искренняя просьба… или призыв.

Пережитое потрясение не прошло даром. Он стал искать, вполне сознательно искать тропинку, где бы снова смог ощутить Высшее прикосновение. Читал, думал, задавал себе вопросы, искал ответ. Начали попадаться книги и статьи, бывали интересные встречи.

Он прочел, что у человека должен быть в сердце Высший Облик, избранный им для обращения и молитвы. И выбрал после долгих раздумий, Св. Николая, своего покровителя небесного по святцам. С тех пор мысленно говорил с Ним в разные минуты жизни, спрашивал совета, и чувствовал иногда, в особые минуты вдохновения, как бы невидимую ниточку, связывавшую его с Учителем.

А жизнь шла своим чередом. После службы женился, вместе с Настеной получали образование, растили дочь и радовались, когда она вышла замуж. Жили все вместе в небольшом старом особнячке на окраине города. Обычная жизнь.

...Следующий день резкой чертой разграничил прошлое и будущее.

Врачи, посовещавшись над результатами снимков и заключений, выяснили, что у него непонятное внутричерепное образование – киста: до сих пор она особо не мешала, но, разрастаясь, стала давить на некоторые центры, вызывая те явления, с которыми он сейчас и жил. Боли можно было вытерпеть, кое-что он снимал уколами, но вот нарушение зрения, затухание сознания, пропадание ясности мышления – это было самое ужасное.

– Операция возможна, и даже считается несложной, мы можем убрать кисту. Но мы обязаны исключить онкологию, – таково было общее врачебное решение.

Для себя он мысленно решил, что, если имеет онкологию, отчаянной борьбы за тело вести не станет. Смысла нет. Все в руках Господа... А держать родных в диком напряжении, задолжать материально и длить свою агонию – этого он делать не хотел.

Кроме того, казалось ему, что по внутреннему своему состоянию на онкологического больного он не тянет. С остальным же – готов был побороться.

Они сделали все, что от них требовали врачи. Результат анализов – обнадеживающий. Онкологии не было!

Он дал официальное согласие на операцию. Его госпитализировали и подготовили. За два дня лежания в предоперационной палате нейрохирургии он успел навидаться и наслушаться всякого. Были и вспышки отчаяния, были и слезы приходящих, но все же люди старались сдерживаться и верили в добрый исход операций.

Ночами, почти без сна, поставленный на грань, он раздумывал:

– Вот так бывает, Господи, когда рука Судьбы касается. Каждого в свое время и каждого по-разному. Мысли текли к избранному Облику, он просто лежал и разговаривал со Святым так, как если бы Учитель сидел напротив. Кое-что он успел уже прочесть и понять во время поиска пути. Он верил в то, что если умрет, то, сбросив плотную ненужную оболочку, обретет иную; и в то, что жизнь ТАМ гораздо шире по возможностям, чем здешняя; и в то, что ТАМ его встретят те Любимые и Светлые, о коих он читал в жизнеописаниях Святых и в Первоисточниках Огненного Учения.

– Я неверно жил, Учитель, – говорил он Св. Николаю. – Материальное, реалии жизни, телесные потребности стояли впереди. Теперь, ежели Бог мне даст выздороветь, я изменюсь. Молю Тебя, помоги мне научиться любить так, как Ты умеешь. Верую, что будет услышана молитва моя. Не все на земле мною сделано, есть еще и обязанности перед близкими, и учиться и познавать мудрость Твою хочется. Прости меня за глупость мою жизненную, прости...

Перед самым рассветом дня операции привиделся ему Св. Николай: в палате идет к нему, посохом постукивая, борода белая, длинная на груди лежит, глаза голубые и ласково так смотрят...

...Когда в вену пошел наркоз, он, засыпая, улыбнулся, твердо веря в то, что отдал себя в руки Бога и потому все будет хорошо.


RSS









Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика