СКАЗКА СВЕТА. Темы нового времени (фантазия)

Часть 1. НЕЗНАКОМЕЦ

...С раннего детства ей снился огромный камень. Валун, имеющий форму горы с заостренной вершиной. Она чувствовала, как прижимается всем телом к его теплой, почти живой поверхности, как раскидывает руки в стороны, словно желая обнять.

Вокруг – подлесок и горы, все такое зеленое, поют птицы и солнца много, и этот валун среди нагромождения скального. Она, подчиняясь необоримому импульсу, прижавшись к нему, шепчет: «Брат...Здравствуй, брат...я пришла...» И словно в ответ, камень начинает дрожать...

На этом сон всегда обрывался. Он повторялся столько раз, что впечатался в память. Правда, с годами, взрослея, под наслоением кипящей вокруг жизни, она постепенно забывала...




Двадцать один год. Незамужняя, одинокая, избегающая пошлых моментов; много читала и словно Рука невидимая вела ее по судьбе и оберегала; думая об этом, она считала, что имеет Ангела-хранителя. Жила с бабушкой в небольшой квартире крупного сибирского города. Мать умерла давно, отец, имея свою жизнь и свой достаток, не забывал о дочери и бывшей теще. Регулярно приходили деньги. Не богатство, но на жизнь хватало. Она знала, что когда закончит учебу в ВУЗе и пойдет на пристойную работу, дотации станут реже и меньше, и была готова к этому.

Тоненькая и светловолосая, любящая быть незаметной, неброско, но со вкусом одетая, серые глаза с золотыми искорками, маленькие точеные руки и ноги, среднего роста, открытая и теплая улыбка сразу располагает к себе, – вот такая она, Оленька Тасманова.




Лето перед последним курсом универа выдалось не теплое, а в иные дни больше напоминало осень.

Совершенно случайно и неожиданно соседка по лестничной площадке предложила горящую путевку. Алтай. Туристический конно-пешеходный маршрут на 15 дней. Выезд послезавтра. И ей вдруг так захотелось поехать!

– Да куда ж ты одна-то? – вскинулась бабушка. – А обидит кто? А я с кем буду?

Соседка решительно вмешалась:

- И что это вы, Игнатьевна, девчонку возле себя держите? Ей на мир поглядеть нужно. Отца-матери нету, пусть сама привыкает ездить, может, и замуж выйдет. А пока ее дома не будет, вы не волнуйтесь, я за вами пригляжу. Вы ж не калека и не инвалид, слава Богу... Да и связь мобильная всюду достает сейчас.




Сумасшедшая гонка - за одни сутки успеть собраться, купить необходимое. Подключила товарища по универу Антона, опытного туриста-экстремала, – и вот она уже в поезде, который завтра выгрузит ее в Барнауле; а из окна вагона видно, как Антон машет вслед и смеется. Поехали!




Турбаза «Кедровая опушка», Усть-Коксинского района. Незабываемые краткие поездки: на Шаманский камень (конная), в село Тюнгур к каменным бабам (авто), к маралам (пешая) и вот сегодня последняя экскурсия перед отъездом домой – к Нижнему Мультинскому озеру.

Группа небольшая, 9 человек всего. Да 2 проводника. Ни с кем особо Ольга не сблизилась, но всех душа ее приняла доброжелательно и искренне. Как-то подобрались те, кто был тут впервые... всех роднило чувство восхищения; невольно замирало сердце при взгляде на мощную красоту Природы; хотелось надышаться этим волшебным воздухом, и уже с невольной тоской думалось о скором возвращении домой, в клетки городов.

На следующее утро произошло НЕЧТО, разительно переменившее ее жизнь.

Было совсем рано; народ досыпал последние часы, когда Олечке вдруг захотелось пройтись в сторону озера от домиков, где ночевали. Поеживаясь от прохлады, она накинула свитер поверх майки и, мягко ступая в коротких резиновых сапожках, направилась к озеру, где вчера был пикник.

Розовая заря только начала окрашивать дымящуюся воду, и туманные завихрения принимали самые неожиданные очертания. Сзади под чьей-то ногой скрипнул песок...

– Интересно, кому это тоже не спится? – подумала девушка, и, повернувшись, замерла.

В двух шагах от нее остановился высокий незнакомец. Ольга была уверена, что никогда не встречала его. В сознании потом осталась только фигура, худощавая и подтянутая, одежда самая обычная - джинсы, клетчатая рубашка, кроссовки. Когда девушка встретилась с ним взглядом, все вокруг отступило и исчезло, и не осталось в мире ничего, кроме Его глаз. В них мягко вспыхивали и гасли золотые искорки.

Потом она сразу записала, что помнила... Незнакомец говорил короткими четкими фразами, и звучание его голоса откликалось в ее сердце.

Слова – Махатмы, Агни-Йога, Пробуждение Огня, Воспитание Сердца, Шамбала, Любовь к Человечеству, Подвиг Служения – звучали для нее не впервые, но произнесенные ЭТИМ человеком, они приобретали особый смысл: как будто глубинная память радостно открывала когда-то знаемое. Было так, словно шла-шла по узкому туннелю, стиснутому стенами и вдруг... увидела впереди далеко выход и – Свет!!!

Сердце трепетало от счастья, от проснувшегося желания лететь куда-то ввысь, устремляться и ЛЮБИТЬ!

– Учись, дочь моя, – были заключительные слова Незнакомца. – Ты еще приедешь сюда. И Видение твое про камень, который хранит секрет, – сбудется, если достойной себя покажешь. Пусть сердце твое ведет тебя по дороге Служения людям...

Часть 2. УСТУПКА

Потекло время. Месяцы складывались в годы, а те медленно уплывали назад. Бабушка горестно вздыхала, беседуя с соседками: «Все одна да одна. И высшее образование получила, и работа приличная, и сама девочка хорошая, – а вот поди ж ты: 25 уже, а ни мужа, ни детей. Ох, видно, не дождаться мне правнуков...»

Она не могла. Работала, училась, исполняла жизненные обязанности, бывала на вечеринках и праздниках, но внутри словно бы какая-то частица была отключена – функция «поиск/охота мужчины для жизни» не действовала.

Милая и всегда по-домашнему теплая, она привлекала и вызывала симпатию к себе скрытым сердечным золотым огоньком.

Но все было бесполезно. Не было НИКОГО. В сердце жил Незнакомец. Теперь Он уже не был Незнакомцем, она называла Его Учитель.

С той давней встречи контакта у них не было, но она хотела, чтобы он повторился, и работала для этого. Нужная литература приходила как по волшебству; и знаков роста сознания было не счесть. И еще – снились «цветные» сны; иногда, как целые сериалы; она ожидала ночей с нетерпением и радостью.

Во снах она летала, скользила над городом, опасаясь электрических проводов; бывала в местах столь прекрасных, что дух захватывало! Бывали и встречи с темными силами, которые принимали разные облики, – от внешне невинных предметов до живых существ.

Книги открывались на странице нужной; она всегда знала, когда к ней идут в гости; ощущала состояние кошки или собаки, или птицы, или растения; чувствовала, когда им хорошо или плохо, и почему.

А если минуты две смотреть на небо или в пространство перед собой, расфокусировав зрение, то начинаешь видеть блестящие крохотные точки, беспорядочно мечущиеся; и либо сверху, с неба, либо снизу, от земли, то и дело регулярно проходят гигантские волны, чаще розовые... Так начинала видеться энергия.




Один раз ей приснился Он.

Будто бы она совсем юной девушкой, лет пятнадцати, плыла по реке, торопясь к берегу, а сзади, подковой охватывая ее, тоже по воде (и чего во сне не бывает!), настигал огонь. Вот-вот он замкнет кольцо! и она окажется в ловушке. Успела! выбралась на берег, поползла на четвереньках вперед по чистому песку, оглянулась – а огонь и по песку ползет вслед за нею!

Обессиленная, почти теряя сознание, она упала на песок, вытянув руку вперед. И вдруг рука коснулась чего-то.

Она открыла глаза. Рука касалась босой ноги стоявшего мужчины. Он наклонился, подхватил ее за руку у плеча и легко помог подняться. Прижал к себе, а второй рукой небрежно провел по воздуху полукруг за ее спиной – и подползавший огонь с шипением погас.

Она заглядывает Ему в лицо. ЭТО лицо ей знакомо. Мужчина смуглый, очень сильный и черноволосый, Он держит ее обеими руками за плечи, такую маленькую и хрупкую, а в Его глазах стоят крупные слезы. Он не произнес ни слова, но она ощущала просто физически, как нестерпимо жаль Ему из этого сна отпускать ее обратно на Землю, в трудности и боль...




Человеку, а женщине особенно, тяжело быть одной, без созвучной половинки. Был случай, когда она выскочила из трамвая и бежала вслед за человеком, которого увидела из окна – ей показалось, что это Учитель. Но земной учитель не встречался.




Спустя два года умерла бабушка. А еще через месяц ей сообщили, что отец погиб в автокатастрофе. Так Ольга осталась совсем одна.

Когда немного ослабла боль от двойной утраты, она всерьез задумалась о своей жизни. Работа есть, есть небольшой круг друзей, проверенный в общении годами; есть жилье и стабильное существование в городе. Но нет плеча, к которому можно прижаться, закрыв глаза от счастья, или в минуту трудную.

Ее любовь к Учителю порой принимала человеческое звучание; ей виделось, что на лесной дорожке, среди высоких смолистых сосен, Он стоит напротив, и гладит ее по щеке рукой; и она, повернув голову, прикрыв глаза, прикасается губами к Его ладони. Ветер шумит в верхушках сосен, пахнет хвоей и малиной...Ничего грубого и плотского в таких картинках не было. Было ли это кощунством? Она не знала. Сердце рвалось от тоски...




Между тем обеспокоенные ее «погасшим» состоянием друзья и знакомые взялись за нее всерьез. Когда прошло полгода со времени горестных событий, ее начали вытаскивать на многолюдные встречи, пытаясь познакомить с предполагаемыми мужьями, или на худой конец, возможными любовниками. Трехмерная жизнь катится по проверенной и наезженной колее; и безмерно тяжело устоять, если ты одна...

Свои 28 лет она встретила в маленьком пансионате в сосновом лесу, так напоминавшем лес в ее мечтах. Недалеко по соседству был конный двор, где с весны до глубокой осени давали лошадей напрокат. Один из инструкторов, Саша, внешне чем-то напомнил ей Учителя. Его внутренний мир, на первый взгляд, был достаточно привлекателен: он искренне любил природу, любил читать, любил лошадей, собак и вообще животных, и чувствовал себя уверенно в любой природной обстановке.

В кабинете он был бы не на месте... но о кабинетах речь и не шла. Образование только школьное, 11 классов, но очень начитан, тактичен и сдержан. Вместе катались весь остаток отпуска.

Когда он предложил ей замужество, она не почувствовала ничего. Благодарно улыбнулась, сказала, что ответит завтра, поблагодарила...После ужина ушла далеко в лес одна, села на пенек, слушала тишину.

– Что делать мне, скажи? – горячие слезы земного существа текли по щекам. Чего она ждала, на что надеялась?

У каждого человека своя судьба, и разве всегда бывает так, как хочешь? А если Тот, кого ты полюбила, сродни Богам??

– Простите меня, Учитель...

На следующее утро, в день отъезда, она смущенно и ласково дала свое согласие и обрадовалась, увидав, как радостно вспыхнули глаза Александра.

Часть 3. РУКА КАРМЫ

Спустя полгода семейной жизни она уже точно знала, что ошиблась... но всю глубину этого ей еще предстояло узнать. Семью тянула она одна, – ни одна работа Сашу не устраивала. ТАМ мало платят (а кто станет больше платить, если нет диплома и специальных знаний?), ТАМ не по сердцу, ТАМ времени на личные дела не остается почти... отговорки шли одна за другой.

Правда, в доме он сделал косметический ремонт, починил где нужно, мебель, да и готовить умел по необходимости. В основном же время проводил лежа на диване с книгой и сигаретой. Хоть не пил – она и этому радовалась. Друг к другу относились вежливо и поначалу ласково; но близость не принесла ей той гаммы «улетных» ощущений, о которых рассказывали подруги... В интиме он был достаточно умелым и опытным, но все пояснялось одной фразой: «замуж не по любви...» И что самое плохое, – то духовное, чем жила она, у него характеризовалось одним словом: «заумь!»

Она знала, что виновата. Человек работал там, в лагере; ему пришлось оставить работу и переехать к ней в город; а самое главное – она не могла себе простить той уступки среде, которая подталкивала ее стать «как все», то есть, замужество, дом, дети, быт... Да и понимала она, что мужчина ведь тоже чувствует, когда к нему искренне, а когда нет. И не любила ведь, выходя... на что рассчитывала? Но изменить что-то было трудно. Они ждали ребенка, и все чаще она, предвидя серьезные траты, просила его, чтоб устроился хоть куда-нибудь. Начались ссоры...

Образ Учителя вспоминался часто, но с чувством вины; события жизни держали ее в постоянном напряжении всех душевных сил, и то самообразование, к которому она пристрастилась раньше, читая Первоисточники, совсем застопорилось.

В конце концов, уйдя в декрет, она подняла свои дружеские связи и нашла ему работу, неплохо оплачиваемую и с наличием свободного времени – на автостоянке элитных машин охранником, сутки дежурит – двое дома. Стоянку держал тот самый Антон, что когда-то провожал ее на Алтай.

Саша пошел к нему и по возвращении сказал, что устроился. Она вздохнула спокойнее. Муж регулярно уходил на сутки и, вернувшись, двое суток был дома. Она этому была рада, потому что ходила уже на последнем месяце. Ждали первых денег.

Однажды ей понадобилось срочно поговорить. Она позвонила мужу на мобильный... он был отключен. Тогда она набрала номер Антона.

- Кто? Какой Саша? Твой муж? Оль, ты чего? Он же ни дня не работал. Да, приходил... но отказался, и с тех пор я его больше не видел. Да ты не знала, что ли? Ну прости... я же не думал... Ну и фрукт!




З А Ч Е М? КАК можно так лгать? Как можно не думать о собственном ребенке, хоть и неродившемся? Как можно жить за счет жены, не пытаясь что-то сделать для семьи? И... сутки не дома... а где?

То, что она ощущала, было непередаваемо. Горькая обида, недоумение, удивление, негодование... чувство полной беззащитности... и осознание, что пора с этим кончать.

Когда он пришел, якобы со смены, она высказала все, что узнала и все, что думает.

– Халява для тебя кончилась, – сказала она. Выдвинула из-за шкафа чемодан с его собранными вещами. Он попробовал возмутиться. Она тяжело прошла в переднюю и открыла дверь на лестничную площадку.

– Или выходишь добром, или... Он глянул на нее. Почувствовал, что еще немного и она сорвется. Что будет? Закричит? Упадет? Он не знал. Посмотрел на выпирающий живот... Подхватил чемодан и двинулся к двери. Она протянула руку.

– Ключи. Он вытащил ключи, швырнул на пол и вышел.




Ночью, стиснув зубы от схваток, она вызвала Скорую и с приготовленными вещами поехала в больницу. На родильном столе почувствовала, как проваливается куда-то, как все уплывает и она погружается ниже, ниже... Сознание погасло. Последнее, что она слышала, это крик акушерки, звавшей доктора, и блаженное состояние покоя... покоя...




Трое суток бессознательного состояния, под капельницами, в реанимации. Когда пришла в себя, узнала спустя некоторое время, что ребенок, девочка, родилась мертвой, а саму ее вернули к жизни с большим трудом.

Первое, что она сделала, придя домой и чуть-чуть восстановившись, – подала на развод. Вынужденная встреча в суде. Она смотрела и отстраненно думала: «И как я могла увидеть в этом человеке что-то напоминавшее Учителя?»

Под прежней жизнью черта была подведена.

Часть 4. ПУТЬ

Глубокая царапина на судьбе постепенно заживала. Маленькая квартира была чистой и приветливой. Два окна выходили на восток, и первые лучи будили ее и радовали цветы на подоконниках. Она любила цветы, и они платили ей тем же, порой зацветая в неположенное время, просто по просьбе...

Текла жизнь, и она снова начала учиться. Чеканные строки из Первоисточников Агни-Йоги, полные огня и притягательной силы, мало-помалу раздвигали горизонты сознания, и открываемые понятия наполняли душу трепетной радостью.

Шла огранка Огня, которому будет суждено проявиться.

«Если Образ Владыки удается пронести через жизнь и взять дальше с собою, то можно сказать, что жизнь на Земле прожита не напрасно...»

Она читала жизнеописания святых. Особенно поразили ее слова о Терезе Авильской: «Как к близкому и дорогому другу обращалась она к Христу. Она жаловалась Ему на свои горести и делилась радостями».

Эти слова стали руководством к действию. Образ Учителя был с нею постоянно. Изверившись в земном, сердце отыскало НЕТЛЕННОЕ; то единственное, что нужно для Вечности.

Казалось, Ольга повторяла путь Рамакришны, для которого МАТЬ Кали была живой, действующей и бесконечно любимой...

Она научилась становиться п у с т о й. Сама себе в минуты медитации казалась прекрасным кувшином из серебра, в котором нет ничего. Эта пустота была готова принять то, что нальет ОН.

Вечерами, держа в руках картинку с изображением, напоминающим Учителя, она звала Его по имени, спрашивала и рассказывала, вслух проговаривая свои проблемы и вопросы, разбиралась в себе, стараясь докопаться до самых потаенных закоулков души.

И самое главное – каждодневный настрой жил с Радостью. Редко-редко бывали совсем уж грустные дни. Она помнила прочитанные слова из одной любимой книги: «Без Радости ходила; день впустую прошел».

Да, радость воистину высшая Мудрость! Она, как неслышимая музыка, – повсюду: пение птиц утром и луч Солнца, улыбки людей при встрече, шепот дождя и гроза, смех ребенка на улице и кошка, ожидающая у подъезда припасенного кусочка...

А сильнее всего – внутренняя радость от того, что просто живешь! и что есть особое Место Света, куда можно обратиться мысленно, к Великому созвучию, торжественно и благодарно...




«Учитель не имеет ни одной личной мысли». Это значит, ЭГО побеждено безвозвратно. Каждое живое существо хочет приблизиться к любимому. Она хотела тоже. Из Первоисточников она знала, что человечество медленно движется по спиралям эволюции. Но можно пронизать эту спираль насквозь, сократив Путь!

Постепенно любовь к одному Учителю расширилась до ощущения любви ко всему человечеству, любви к многострадальной Земле, любви, благодарности и глубочайшему уважению к Шамбале и светлым Обликам, ее населяющим.

«…Человечество есть великая Сирота, единственная лишенная наследства на этой Земле, мой друг! И долг каждого человека, способного на лишенное эгоизма побуждение, сделать что-либо хотя бы даже самое малое для Общего Блага. Бедное, бедное Человечество! Оно мне напоминает старую притчу о войне между телом человека и его членами: здесь тоже каждый член этого огромного «Сироты» – без отца и матери – эгоистически заботится только о себе. Вл. К.Х.»

Она узнала, кто такие Нирманакайя. ТОТ, кто закончил человеческую эволюцию на планете, кто своим трудом заслужил право на космическую награду, превышающую понятие людское, но остановился на краю... и вернулся обратно к людям для Великого служения им в течение бесконечных столетий, полностью забыв себя.

СТАТЬ такой, как ОНИ!

Цель была поставлена.




...Годы, годы, годы. Учеба, наблюдения, записи в дневниках, отслеживание собственных мыслей, полностью вегетарианская пища... исполнение своих житейских обязанностей, прекрасные отпуска – в горы, в лес, на море.

Шумные отели с их обязательной программой удовольствий ее не привлекали – только природа! Так проходила она по жизни – изо дня в день, из месяца в месяц, неся свою Чашу, невидимую остальным.

Друзья снисходительно относились к ее «хобби», не понимая, что не хобби это, но само содержание жизни для нее. Ольга не настаивала и не убеждала. Давала читать свои книги, старалась все возникающие ситуации на работе пояснять людям с учетом работы Кармы и ссылаясь на Живую Этику. Кто слушал, кто отмахивался... Сейчас или потом, но они поймут, что «Наша дорога к Свету – без него мы пыль на краю Вселенной».

– И как ты без мужика терпишь? – беззастенчиво спрашивали иногда женщины.

– Перепихнись, – и дальше живи себе спокойно! – говорили иные.

Она улыбалась:

– Мне и так спокойно. А без любви не хочу.




Человек живет, впитывая чужие настроения и эмоции, и отдает в окружающее пространство свои. И часто не лучшего качества! Как часто мы излучаем гнев, раздражение, испытываем тоску, похоть, ревность, обиду, негодование, желание ответить уколом на укол или солгать...

Но есть средство. Когда солнечное сплетение «распирает» от негативных эмоций, и спазм в груди не дает дышать, а низший астрал (тут как тут!) нагнетает страсти, – встань посреди комнаты. В окно смотри, на небо, дыши глубоко. И проговаривай вслух, называя то, что испытываешь или испытывал некоторое время назад.

Представь себе, что твоя Чаша полна огнем Любви, и в него, в Огонь всеочищающий, падают эти эмоции ненужные – в виде сухих веточек, или листочков, или просто капель тяжелых. Падают – и сгорают, становясь розовым светом. Чаша переполняется... вот уже с краями вровень... Тогда ты представь, что в руках держишь свою полную чашу, Любовью полную, и выливаешь ее, переворачиваешь... И волны Любви текут вокруг! На них прыгают разноцветные радужные шарики... Вот ЭТО уже можно отдавать в пространство! Вот ЭТО, через сердце твое переработанное, уже не причинит окружающим вреда...

Иногда Госпожа Судьба дарит долго ожидаемый шанс...

Часть 5. ВСТРЕЧА

Все случилось неожиданно.

На ее работе год шел за полтора (особые условия), и нужный для выхода на пенсию стаж уже был наработан. И ее, и других таких, как она, «профи», держали до 50 лет, потом с помпой провожали.

Когда ей исполнилось 48, внезапно СВЕРХУ пришла директива отправить на заслуженную пенсию всех, кто уже имеет нужный стаж. Что и было сделано. Не обошлось и без нескольких мелких драм, но она приняла спокойно и даже с радостью где-то. Неплохая пенсия, и – Свобода! Ни мужа, ни детей, делай что хочешь! А ЧТО? К этому тоже надо привыкнуть. Бежала-бежала, и вдруг – остановка...

И тут, как дар Божий, свалился на голову Антон с предложением. Серьезный бизнесмен, солидный и основательный, приверженец мегаполисов и цивилизации, побывав на Алтае с женой и сыном, загорелся идеей переехать туда.

– Сворачиваю тут дело, увольняюсь с работы, – гудел он ей басом восторженно, – и все! Дом себе уже присмотрел, будущих соседей увидел. И работа для меня будет! Но знаешь, Олья (еще ВУЗовское прозвище), все равно трудно сначала самим. Давай с нами! Найдем и тебе жилье поблизости. Вы с моей Катериной дружите, и ты не одна будешь, и нам будет к кому в гости на чай заглянуть. Ну что ты теряешь? Свою квартирку продашь – и туда! А я пока аванс уплачу, когда себе новое жилье подыщешь. Ты же Алтаем бредила! Вот тебе и дорога открывается!




Перемены пошли на диво легко, словно кто ворожил на удачу. И вот уже она в Республике Алтай, на окраине Горно-Алтайска. Квартира однокомнатная в старой крепкой «сталинке», а чуть поближе к центру стоят новые элитные дома – именно там купил себе квартиру Антон. Рассчиталась с ним и стала обживать новое место.




...Конечно, она рассказывала Учителю на фото свои новые планы. И поняла, что верно делает, когда стали идти сны – дорога, горы, остроконечная белоснежная гора с курящейся вершиной, и снова дорога. И впервые за много-много лет опять приснился тот же сон из юности с теплым камнем.

Только переехав на Алтай, она ощутила разницу. Высота над уровнем моря примерно 300 метров – немного, но в воздухе, в самой атмосфере вокруг была какая-то сила и чистота. Усилились проявления чувствознания.

И она, теоретически уже немного подготовленная, с замиранием сердца стала замечать у себя огненные проявления.

Имея много свободного времени, отыскала место, где собирались такие же, как она. Группа называлась «Рассвет», и успешно собрала в себе около двух десятков «белых ворон». Участники изучали и приветствовали Агни-Йогу, Живую Этику, обсуждали вопросы возникающие, с благоговением относились к Махатмам и понятию Нового Мира.

Летом следующего года ей исполнялось 49 лет. Семь семилетий. Она подвела итог (что могла припомнить) прожитой жизни. Результат получался не ахти. Недостатки, недоработки, не до конца изжитые желания, непонимание многих вопросов... Она чувствовала, что словно упирается в какую-то стенку, которая мешает ей двигаться дальше.




Прошла первая зима на новом месте. Весной, как только полезла первая молодая трава, ее охватило беспричинное волнение. Что-то нужно делать, куда-то идти, – это ощущение подстегивало и торопило.

...В июне месяце группа «Рассвет» в полном составе собралась к озеру Куйгук на три дня.

И вот Куйгук. База отдыха «Благодать».

Приехали. Первый вечер на новом месте. Медленно стихающие отдельные разговоры, короткий сон... И как много-много лет назад, Ольга снова ощутила желание пройтись ранним утром. Ничего никому не сказав, она вышла с площади базы и пошла по дороге, потом свернула на тропинку... Ноги сами привели ее к небольшой полянке, где группа внушительных валунов стояла как бы особицей на границе подлеска и начинающихся отрогов.

Солнце еще не успело высушить росу на траве, и Ольга ступала прямо по земляничнику, что искрился радужными каплями. Она подошла к камням и ощутила в сердце толчок: прямо перед ней был валун из ее сна!!!

Вокруг суровые мшистые камни, и он, тоже по краям обрамленный мхом... пирамидальной формы, весь залитый утренним солнцем.

Как во сне, Ольга подошла ближе, положила ладони на гладкую чистую поверхность, прижалась щекой. Губы сами шепнули: «Здравствуй, брат... я пришла...»

Начавшаяся где-то глубоко внутри камня вибрация не испугала ее; она только плотнее прижалась к каменной груди, понимая, что вот действительно ПРИШЛА и сейчас свершится то, что заповедано было. В груди стало горячо... словно невидимые лучи из сердца били сквозь камень, проходя без помех и нащупывая что-то ЗА...

Валун вздрогнул последний раз, и неожиданно в нем появилось отверстие вглубь. В открывшемся проходе замерцал вдали мягкий неяркий свет. Женщина вошла не колеблясь, сделала несколько шагов, потом обернулась... прохода не было.

Глубоко вздохнув, чтоб успокоить забившееся сильно сердце, она медленно пошла вперед. Несколько шагов – и впереди возник радужный овал гораздо выше роста среднего человека. Изумительно красивый, он мерцал и пульсировал ласково и мягко, словно говоря: «Нечего тебе бояться... Войди!»

И она шагнула. Краткое мгновение полного отъединения от всех чувств: она не видела, не слышала, не ощущала...

Она словно бы разлетелась на мириады искр, потеряв все...

Потом так же мгновенно все чувства вернулись. Еще шаг – и Ольга очутилась на крохотном пляже, со всех сторон окруженном скалами. С них низвергался водопад в маленькое, чистое, сине-зеленое озерцо. Чистейший мелкий белый песок под ногами... тонкий неведомый аромат и, словно подсвеченный неуловимым розовым сиянием, воздух...

Она оглядела себя. Разве это Ольга, подходящая к пожилому возрасту? И где ее куртка, кроссовки, вся одежда? Где короткие волосы? Она ощущала себя юной девушкой лет девятнадцати – длинноволосой, с прекрасной, гладкой, чуть золотистой кожей. Легкое светло-фиолетовое платье ниже колен, плетеные босоножки...

Оленька резко повернулась вправо, почуяв необычное. Увидела недалеко проход в скалах, окружавших озеро; и там стоял ОН. Учитель!!!




Она не помнила, как приблизилась. Высокий худощавый мужчина; темно-русые волосы спадают вьющимися прядками до плеч; лицо, без бороды и усов, поражает одухотворенностью, спокойствием, внутренним величием...

И снова, как в первую встречу, прекрасные глаза, внутри которых вспыхивали золотые искорки, мягким сиянием обняли все ее существо, и не осталось в мире ничего, кроме этих глаз!

Она опустилась на колени возле Его ног, склонила голову, не смея коснуться... Сердце билось отчаянными толчками... тело словно горело; мутилось сознание от слабости.

– Ом-мани-падме-хум! – слова шли не звуками, а мыслями. Как же легко она понимала!

Она открыла рот, чтобы ответить, поздороваться... и с невероятным удивлением поняла, что звуками не ответит.

Всплыло воспоминание, что в тонком теле переговариваются телепатически.

– Встань, дочь моя. У тебя немного времени, чтоб успеть вернуться.

Она уже стояла, слушая, не отрывая взгляда. Понимала, что Учитель силой своей ее поддерживает на время беседы.

– Мы связаны с тобой кармически. Семь семилетий жизни – решающий рубеж для человека. Огонь близко; будь готова. Потому на Алтай приехала, условия тут позволяют. Никогда не одинока, МЫ рядом. Видения твои – напоминание о прошлых жизнях. О подвиге Служения просила – в труде каждого дня он, в мыслях о людях и устремлении к Свету.

Иди – и придешь...

...Движимая непонятным импульсом, она протянула к Нему повернутую кверху раскрытую ладонь. И медленно-медленно, на ее ладонь опустилась маленькая алая роза – начавший распускаться бутон...

Она понимала, что Он читает ее насквозь. И это было таким счастьем! Когда все твои лучшие мысли от сердца подарены, когда тебя поймут совершенно правильно, когда вся чистота побуждений и любви показана без слов; когда живет одно желание – быть рядом, вместе работать в горении слитных сердец, идти за Ним смиренно, учиться... Что, скажи, могу я отдать взамен за это счастье, Радость моя?!

Он улыбнулся; золотые огни в Его глазах вспыхнули; счастье и любовь окутали ее с невероятной силой! И прозвучали слова: «Живи в созвучии со Мной».




...Радужный портал выпустил ее; валун-страж был отодвинут ровно настолько, чтоб она могла протиснуться обратно. Ольга вышла. Оглянулась. Вздохнула.

Солнце стояло высоко. Высохла роса на траве. Заливались птицы высоко в ветвях. Женщина в курточке и кроссовках ласково погладила теплую поверхность огромного камня и, отвернувшись, медленно пошла по направлению к базе...


RSS









Agni-Yoga Top Sites яндекс.ћетрика