<< 1 2 >>

СРЕДИ ТРУДОВ КАЖДОДНЕВНЫХ

«...В каждодневности, в обычном обиходе, в самых житейских мелочах жизни проявляется высота или ничтожество духа». (Грани Агни Йоги, IX, 227)

«Огни духа гасятся часто условиями обихода. Но если в малом не давать им угаснуть, если в каждодневности жизни обычной их сохранить, то и в большом удержать их станет возможным. В этом значение гармонии сознания в условиях малых подробностей обихода». (Грани Агни Йоги, X, 683)

ЕЛКА В ОКЕАНЕ

«Guardsman» совсем небольшое суденышко, чуть более тридцати метров. Мы вышли из Дубаи. На борту экипаж и несколько пассажиров: трое консультантов из Голландии и англичанин – военный. С собой везем стрелковое оптическое оружие, патроны и какой-то длинный ящик (похоже, в нем что-то «серьезное»). Идем быстро, соблюдая особые меры предосторожности. Ночью все двери на палубу задраены, все огни выключены, даже ходовые. Район пиратский. Нам нужно без приключений добраться до Коломбо. По пути принимаем на борт еще двоих сотрудников. Шотландцы. Нормальные веселые ребята. Повадка выдает в них внутреннюю дисциплинированность. Их основная обязанность – по специальному радару следить за поверхностью моря. Ну, и конечно, при обнаружении чего-то подозрительного, бить тревогу. У них полная военная амуниция на случай боевых действий. На судне чувствуется напряженная атмосфера.

Мы «добежали» до Коломбо за пять дней. Предполагалось, что стоянка продлится четверо суток, для дооборудования. Стали к стенке в полдень. Наши консультанты, с нескрываемым чувством облегчения, покинули борт судна, напоследок давая советы, которые невозможно выполнить. Все шло своим чередом, и мы начали приемку топлива. Но едва успели убрать шланги, как поступила команда к отходу.

Снова в море. Бежим куда-то на юг. Наверное, мы где-то очень-очень нужны. На третьи сутки встречаем самоходную буровую установку. Это красавица, длиной почти в 230 метров, с буровой вышкой посередине и вертолетной площадкой над «мостиком». Теперь стало ясно: наш бравый малыш должен сопровождать эту огромную посудину на случай встречи с пиратами. И мы пошли.

Почти две недели наш караван шлепал по Индийскому океану со скоростью десять узлов. По пути зашли на Сейшелы – рай для туристов. Этот рай мы, конечно, видели только издали. Просто здесь буровая меняла часть экипажа. Примечательно, что Сейшелами, без малого тридцать лет правила марксистская партия. А уход ее президента с поста главы правительства, равно как и отход с марксистских позиций, прошли мирно, без выстрелов. Прощайте, невиданные нами Сейшелы! Дальше наш путь – к берегам Танзании. Будни проходили в обычном рабочем ритме, который довольно часто дополнялся учебными тревогами и совместными учениями. Все-таки, наш «Гвардеец» (так переводится с английского «Guardsman») – почти военное судно. Сюда постоянно поступает оперативная информация о сомалийских пиратах. Где-то недалеко произошла стычка – была перестрелка, есть погибшие...

«Пираты... они все же люди...» – от разнообразных мыслей начинается «брожение» в голове. Конечно, можно найти причины, которые толкают этих несчастных на такой отчаянный шаг. «С 1991 года Сомали перестало существовать как централизованное государство, фактически разбившись на зоны влияния местных властей, и сколько-нибудь централизованные экономика и финансовая система с тех пор не действуют. Пиратство является основным источником заработка местного населения. В насыщенной оружием стране не составляет большого труда организовать хорошо оснащенные рейдерские группы. Местные власти (вернее, полевые командиры и племенные лидеры) не заинтересованы в каком-либо противодействии пиратству, поскольку оно не оказывает никакого влияния на их международный статус. Полевые командиры либо закрывают глаза на пиратский промысел, либо участвуют в нём сами…». (Википедия) Удивляет другое. Население Земли уже достигло семи миллиардов и ничего не может предпринять, кроме насильственных мер, чтобы пресечь эту дикость. Невольно закрадывается мысль о том, что это кому-то выгодно.

Мирный труд чаще всего становится мишенью для хаоса, потому что он ведет человека к осмысленному существованию, устремляет в будущее. Внести дисгармонию, посеять раздражение, чтобы нарушить ритм труда – основная задача темного начала, ибо разложение для него пища. И постоянно усиливающееся нарушение равновесия планеты есть результат нашего попустительства разрушительным силам. В то же время пиратство, побоища на стадионах и другие проявления – еще одно доказательство близкой кончины тьмы. Отчаянные действия – это признак того, что силы ее на исходе. Сегодня необходимо сознательное организованное противление. Поэтому «нужно помнить, откуда ползет тьма. Явление разбойников сперва вызовет окрик, но затем человек защитит труд и все прекрасное, связанное с ним…» (Мир Огненный 2, 119)

В самый канун Нового года мы пришли в Танзанию. Надо сказать, что за все время путешествия океан был к нам очень ласков. Штормило не более четырех баллов. Но для нашей скорлупки это был «высший пилотаж»: летало все, что могло летать. Буровая встала на точку для работы, а мы скорее побежали дозаправиться. Вернулись тридцать первого декабря вечером. Мы все поздравляли друг друга и шутили. Кок сделал праздничный ужин. В общем, праздник. Я поднялся на мостик и увидел чудо. За бортом черная ночь, а посреди этой темноты высится огромная, вся в ярких разноцветных огнях буровая вышка. Ни дать ни взять новогодняя елка!

ПЕСОК

Мы приземлились в аэропорту Даммам. Нас встретил агент. Он торопился. Путь лежал не близкий. Машина уже ждет, надо ехать.

Пустыня встретила палящим зноем. Густой и тягучий, он заползал в легкие. Дышалось тяжело. Мы сели в кабину, и водитель, молодой индус, резво повел машину. Дорога была хорошей – мы летели все время под сто двадцать, и это совсем не ощущалось. Вид из окна – сплошной песок, без конца и края. Изредка попадаются верблюды и небольшие группы овец, которых пасут местные жители. Что они там находят? Трудно сказать. И это все, на чем может остановиться взгляд. В салоне работал кондиционер. Было прохладно. Но через пару часов даже он перестал помогать. Стало душно. Через шесть часов мы приехали в какой-то город. И хотя архитектура его вполне современная, было ощущение, будто это – давным-давно заброшенная киносъемочная площадка. Дома, деревья, трава на клумбах – все вокруг – было покрыто толстым слоем пыли. Вот, наконец, гостиница. Окна в номерах занавешены плотнейшими шторами, чтобы свет солнца не проникал внутрь – защита от жары. Включаем кондиционер. Теперь скорее в душ и спать.

На следующий день, около четырех часов, приехал тот же индус, позвал с вещами на выход. И тут мы увидели сумерки среди бела дня. Наверно, это была не самая большая песчаная буря, но из-за песка, носившегося в горячем воздухе, было пасмурно. Солнца не было видно, как при плотной облачности. Видимость не более пятидесяти метров. Скорее в салон, отдышаться. Мы ехали и снова видели бедуинов, их полупалатки, жмущихся друг к другу овец в загонах из нескольких жердей... В таких условиях, наверно, только овечья шуба может спасти. Песок, песок... всюду один песок. На судне тоже все было в песке – механизмы и люди. Мы вышли в море, и хотя солнце показалось уже на следующий день, песок на зубах скрипел еще дня три.

Современному человеку и в голову не приходит, что «песчаные бури являются очагами заразы…Целые века люди способствуют, чтобы наполнить низшие слои атмосферы частицами разложения. Не пора ли задуматься о соотношении психической энергии с окружающими атмосферными слоями? Нельзя отравлять психическую энергию целых поколений! Сколько прекрасных душ погибает от отравления планеты!» (Живая Этика, АУМ, 321)

На примере пустыни можно четко видеть результаты нарушения производительных сил природы, иными словами нарушения гармонии. Труд – основа жизни, основа развития, основа эволюции, всё в природе трудится. Только люди в своей заносчивости и невежестве считают труд проклятием. Редчайший случай, когда встретишь человека, которому любой труд приносит радость. Представим себе, что будет, если природа откажется трудиться, перестанет давать растениям, животным и самому человеку жизненно необходимую энергию. И хотя в случае с природой это невозможно, даже здесь человек своим бездумным вмешательством, в погоне за комфортом ленивой жизни, часто приводит производительные силы природы к полному смятению и разрушению. Ведь именно человек устроил «песчаные моря Земли». Это название конечно условное, но если взглянуть на карту планеты, то мы увидим огромные площади, покрытые песком, на всех континентах.

Когда летишь в ясную лунную ночь над Сахарой, взору открывается огромное пространство, освещенное бледным светом Луны. Внизу – всепоглощающая мгла, от горизонта до горизонта. Можно так лететь часами и не увидеть ни одного огонька внизу. Зрелище малопривлекательное. А ведь много веков назад эти пространства были полны растительности и жизни. Сегодня это факт установленный. Могут сказать, что это было давно и сегодня все по-другому. Но совсем недавно, буквально на наших глазах, исчезло целое море в Средней Азии – Аральское. Исчезают моря, безвозвратно истребляются животные и растительные ресурсы. И виной этому только человеческое бездумие, погоня за выгодой. Наверное, это уже не бездумие, а настоящее безумие – уничтожать все живое вокруг себя. Самим-то куда потом деваться? Сегодняшние бури, цунами, неслыханная жара, озоновые дыры и другие нарушения естественных процессов в природе – во многом результат негативного отношения человека к труду.

В Учении Живой Этики есть такие строки, посвященные труду: «Ритм труда есть украшение мира. Труд можно считать победою над повседневностью. Каждый труженик есть благодетель человечества. Представим себе Землю без тружеников и увидим возврат к хаосу. Несломимое упорство выковывается трудом, именно ежедневный труд есть накопление сокровища. Истинный труженик любит свою работу и понимает значение напряжения. Уже называл труд молитвой. Высшее единение и качество труда возникают от ритмичности. Лучшее качество труда растит ритм прекрасного. Каждый труд содержит в себе понятие прекрасного. Труд, молитва, красота – все грани величия кристалла бытия» (Живая Этика, АУМ 322).

ЖАРА — ДЕЛО СЕРЬЕЗНОЕ

…И надо же такому случиться?! Перед самым приходом в Дубай у нас встала "кондишка". В каюте воздух – сорок. Стены горячие. Компьютер боишься включать, чтобы ненароком не сгорел. Из холодного крана льется горячая вода. Уже неделю идет битва за градусы, но пока все в пользу жары. Она изматывает. Пьешь только воду, на еду просто нет сил. Машинная команда работает по двадцать часов. Люди засыпают с ключом в руке. Мы много слышали о столице Объединенных Арабских Эмиратов. Вот, наконец, добрались. Ну и жара!! Май месяц, а палит так, что на улице мы, европейцы, просто умываемся своим потом. Кого ни спросишь, почему ж так жарко, все кивают головой и многозначительно произносят: «Дубай»! Мол, вы еще не знаете, куда попали. Это еще цветочки. Вот в июне – июле тут будет особенно жарко. Кто сказал, что тут курорт?! Правда, мы не отдыхать сюда приехали. Однако и нам удалось получить некоторые впечатления. Мы смогли увидеть сразу несколько Дубаев. Дубай торговый – пешеходный, Дубай автомобильный – город богатых кварталов и Дубай рабочий. Есть и другие.

Дубай рабочий – это в основном иностранные рабочие. Большей частью индийцы, пакистанцы или филиппинцы. Работают тяжело, много и почти задаром. Иначе бы их тут не было. Этот люд встает рано и спешит на работу. Кто-то едет в специальном транспорте от компании. Но те, кому не далеко, едут на велосипедах, и на час город превращается в Дубай велосипедный. В учебниках истории мы читали о том, как в семьях детей продавали в рабство. Здесь оно видно вживую. Бедные работяги готовы работать день и ночь без выходных. Многие из них гордятся тем, что живут в Дубае уже по двадцать лет. Они не могут уехать отсюда, потому что дома семьи могут умереть с голоду, или кто-то из родственников останется без дорогой медицинской помощи. Ее придется отрабатывать не один год. При этом они рассуждают о демократии и свободе. Когда видишь в молочной дымке все небоскребы Дубая, а вокруг множество перепачканных людей в рабочей одежде, невольно рождаются мысли о чудовищной несправедливости мира.

Дубай автомобильный мало понравился. Все роскошное и дорогое. Много машин, красивые фонтаны, ухоженные газоны. Здесь никто не ходит и почти не видно людей. Они прячутся за стеклами авто, или охлаждаются под сводами супермаркетов с громадными аквариумами. И что за нужда приехать в далекую страну, чтобы подышать воздухом из кондиционера? Хотя, конечно, они тут везде. Наверное, даже местные жители давно забыли, как использовать природные средства охлаждения.

Больше всего впечатлений дал Дубай, который можно без преувеличения назвать пешеходным. Конечно, тут есть и авто, и велосипеды. Но основная движущаяся масса – это пешеходы. Здесь магазин на магазине, харчевня на харчевне, множество парикмахерских для мужчин. Женских мы здесь не видели. Скорее всего, это связано с укладом жизни мусульманских стран. Но мужики, как видно, очень любят прихорашиваться. Тут больше всего туристов. Здесь через каждые десять метров вам предлагают «Ролекс». Есть «часовщики», которые просто выкрикивают, а есть такие, которые ждут, когда вы с ними поравняетесь, начинают идти вместе с вами и несколько метров идут молча. Потом начинают настаивать, чтобы вы купили хоть что-нибудь. Главное тут не реагировать на их призывы. Стоит дать малейшую слабинку, и вы обязательно купите ненужную вам вещь.

Побывали мы в местном торговом порту. Наверное, есть и другой, современный. Но здесь время как бы застыло. Множество остроносых деревянных суденышек стоят вдоль причала набережной реки. Они привозят все – от стройматериалов до пряностей почти со всего Персидского залива. Дубай – очень дорогой город, как и все мегаполисы, и здесь можно взять хорошую цену за товар. Есть здесь и переправа. Деревянные баркасы принимают пассажиров и везут на другой берег реки. Мы взошли на один из них и стали готовить деньги за переправу. Молоденький индийский паренек, лет семнадцати, как бы по секрету сказал мне, что переправа стоит один дирхам. Вероятно, мы были ему чем-то симпатичны. Я достал пять дирхамов и сказал хозяину, что это за нас троих. Он понял, что цена мне известна и спокойно дал сдачи. Только спросил, откуда мы. Я сказал, что с Украины. Он улыбнулся и пошел дальше собирать плату за проезд.

Наконец, когда мы окончательно устали, я все-таки купил нечто несуразное. Нужен был новый мобильный телефон. Купил недорогой «Нокиа» на две симкарты и даже не подумал, что в нем нет русского языка. Теперь все смс на русском приходят в виде квадратиков, которые телефон не может читать. Жара – дело серьезное.


RSS




<< 1 2 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика