<< 1 2 >>

БЕЗ ГРАНИЦ.  Аудиозаписи песен
(в исполнении автора)

«До сих пор толком не могу сказать, кто же я по профессии. Преподавала английский, не имея диплома, с успехом обучала изобразительному искусству, не имея природного дара к рисованию. Была инженером в советские времена. Затем социологом и психологом... Все эти профессии были только фоном для той истины, которая лежит в основе любого занятия.

Путешественником тоже пришлось побыть. Про искателя Грааля сказано, что он не должен ночевать дважды на одном месте, пока не обретет священный сосуд. Был такой период жизни, когда я часто вспоминала об этом. Некоторое время назад вопрос: где ты живешь? - вызывал у меня замешательство, как в детстве,когда меня спрашивали, кем я хочу быть. Я жила сразу во многих местах и нигде толком».

Странствующие певцы, которые исполняли импровизированные тексты под собственный аккомпанемент или без него, жили и живут во всех народах. О чем бы ни говорилось в их песнях, они несли свой бесценный опыт, новое знание, помогали раскрыть духовный потенциал. Отвлекитесь от реалий текущего времени и представьте человека сидящего на обочине дороги, у костра или под бескрайним небом пустыни. Вслушайтесь в его голос. Свободно летит он в пространство через века, повествуя о вечном, дотрагиваясь до сокровенных струн души, заставляя звучать их в ритме Вселенной.

_________________________

 — прослушать аудиофайл, можно с помощью аудиоплеера;

 — скачать аудиофайл, можно, щёлкнув по картинке левой кнопкой мыши.


¤ ¤ ¤



Взмахнуло пламя языком как птица огненным крылом
И множество горящих искр во тьму рассыпало кругом.
Живое пламя породит живых огней блестящий рой,
Они вовек не прогорят, не станут пеплом и золой.
Не будут тлеть, коптить, чадить, но пламенно во тьме светить,
И тех, кто рядом, зажигать, и не давать им угасать.
Питать их пламенем своим, рассеивая едкий дым.
Быть частью общего огня помилуй, Господи, меня,
Однажды встретить звездный рой меня помилуй, удостой,
В одном свеченьи слиться с ним и вспыхнуть пламенем одним,
И снова броситься вперед, где тьма бушует и ревет,
Запеть ей на любовный лад о том, что свету нет преград,
Что он гармонию творит и в ней бессмертие дарит.
По доброй воле расступись, с огнем и светом не борись,
Ему отдайся, покорись, им напитайся, возгорись!
Пашите, искры, пашню тьмы, рассеивая в ней огни,
Они когда-нибудь взойдут, прославив ваш нелегкий труд.

¤ ¤ ¤



Источник сил, где до времен все в Единеньи пребывало,
Любовный импульс произвел, который Словом мы назвали.

Вибраций тонкие лучи небытие насквозь пронзили
И тьму неведенья в ночи на части светом разделили.

И устремились так вперед, струной дрожащей напрягаясь,
Что было слышно, как поет пространство, Словом насыщаясь.

Лучи все тоньше, все прямей, все радостней поют творенье,
Все уязвимей, все нежней пронзают вечности мгновенье...

И в некий поворотный миг пределы света преступают
И связь с источником любви, войдя в глубины тьмы, теряют.

Струна свивается в спираль, меняя тонкое звучанье...
Какая боль, тоска, печаль и бесконечное страданье.

Она бессильна, смущена, она не в силах шевелиться,
Уже не луч и не струна, но свет, уловленный в темницу.

Ей предстоит за кругом круг в источник силы восхожденье...
Не плачь, Люцифер, милый друг, но устремляйся к выпрямленью.

Вперед и ввысь! Преодолей от высшей силы отделенье,
Все тоньше становись, прямей, входя в пределы Единенья.

¤ ¤ ¤



Неизменяемая часть – сосуда содержанье.
Разбей сосуд, но то, что в нём, не угасит сиянье.

Любовь, явлённая в плоти, преобразит однажды
Горшок из глиняной персти в светильник, свет дарящий.

Зачем телесный наш сосуд так времени подвластен?
В любое время разобьют земное наше счастье.

Как шире стать, чем сей сосуд, как выйти за пределы,
Глазами божества взглянуть, а не глазами тела,

Не прятать голову в песок, но мужества набраться,
Усвоить навсегда урок, сомненьям не поддаться?

Та истина, что так влекла, лицом к лицу предстала
И правдою своей смела, душа затрепетала.

И рада бы куда бежать, назад не оглянувшись,
Но Истина велит стоять, на камне не преткнувшись.

Зачем искала и звала? Вот Я перед тобою.
Сумей же вынести Меня, смирись перед судьбою.

Не дрогнешь, будешь спасена из жаркого горнила,
Прими как благодать, что Я тебе Себя открыла.

¤ ¤ ¤



София сердца моего, та, что не ищет оправданий,
Не делит на добро и зло, и тем свободна от желаний,
Не терпит мелочных обид, предательство любви прощает,
Сама же преданность хранит и верность слову сохраняет,
Возвысилась над суетой, вступает в тайные пределы,
Царит над праведной душой, которая владеет телом.
Она не ищет своего, не превозносится над братом,
София ты или любовь, прославлена или распята?
Мой несравненный идеал, источник вечного блаженства,
Сверкающий в сердцах кристалл, законченное совершенство.

В РИТМЕ ВСЕЛЕННОЙ



В ритме Вселенной
В движеньи танца, музыкой гонима,

Ветром подхвачена,
Во времени себя я потеряла.

Воздух свободы
Манит пьянящим сердце ароматом.

Неудержимо
Стремлю свой бег куда сама не знаю.

Все, что имею
В пути теряю с болью и тоскою.

Освободи меня,
Возлюбленный, от боли и печали.

Только любовью
Неугасимой, огненной согрета.

Силу она мне
Вливает в жилы, жизнь по ним струится.

И словно парус,
Наполненный надеждой белоснежной,

В море бескрайнем
Скользит корабль мой к берегам желанным.

В место покоя,
В чертоги света нерукотворенного.

Тот, кто над миром,
Владеет всем и всеми управляет,

Тот, кто любовью
Детей своих под крылья собирает.

Преображает
Природу тьмы в природу светоносную,

Сердце наполнит,
К нему корабль мой кормчий направляет.

Встреча как молния,
И вот мы вместе, мой корабль причалил.

Снова я слышу
Гармонию вселенского творенья.

Снова творю я,
Согласно музыке, в которой движусь.

Круг завершился,
Замкнулась вечность циклом совершенным.

В ритме вселенной, в движеньи танца, музыкой гонима...
Ветром подхвачена, во времени себя я потеряла...

ДВА В ОДНОМ



Я дух и плоть не разделяю,
Одно в другое проросло,
Настало время урожая,
Созрело в колосе зерно.

Оно качается под ветром,
В нем сила жизни в полноте,
Завершено и совершенно
В объединенной красоте.

В нем два в одно соединились,
Природой сердца и ума,
И к вечной жизни устремились,
Познав, что ИСТИНА ОДНА.

Друг друга Истиной питая,
Растят Единое в себе,
Единым светом прорастая
В любовной огненной борьбе.

Сплетаясь в ритме совершенном,
Сияют россыпью огней,
Творят в проявленной вселенной
Многообразие вещей.

ЛИЛИЯ



У источника ручья
лилия склонилась.
Благоуханная
нежностью струилась.

Распустила лепестки,
свету открываясь,
Все тычинки-пестики
Солнцу улыбались.

Как-то из лесу олень
Подошел напиться,
В жаркий полдень, в летний день
Пригубить водицы.

Но от шороха в кустах
Вздрогнул, испугался,
И, нечаянно сломав
Лилию, умчался.

Хрустнул стебель, и цветок
Опустился в воду,
И ручей его повлек
Странствовать в свободу.

Вдоль зеленых берегов,
Заводей песчанных,
Мимо пашен и лугов,
Трав благоуханных.

Разливая аромат,
Жизни доверяясь,
Вдаль, куда глаза глядят
Поплыла, качаясь.

Где-то девичья рука
Из воды достанет,
Понимая, что река
Знаки посылает.

Воду бережно стряхнет.
В волосы вставляя,
В восхищении замрет,
Аромат вдыхая.

Созерцая красоту
В жизни проявленьях,
Воплощай свою мечту
Каждое мгновенье.

ВЗДОХ



Перевод стихотворения Джавада Нурбахша М. Хащанской

Я ударю по струнам, я песнь воспою
Во славу Твою!
Пусть сольется мой голос с напевом Твоим
Живым!
Ты настроил меня в ритм с дыханьем Твоим
Живым!
Музыкант совершенный, в Твоих я руках,
Ал- лАх!
Инструментом послушным быть, флейтой пустой
позволь!
Отдаваясь Тебе каждый миг бытия,
Жизнь моя!
Я утратил себя, навсегда позабыл,
кем я был!
Знаю только напев упоительный Твой
Живой!
Это радость, незыблемая в веках,
Ал-лАх!
Это вздох от начала веков до конца -
Венца!
Это пляска в округе сплоченных сердец -
Колец!
Это верность до смерти, и в смерти она
верна!
Торопись же успеть пока Жизнь Бытия
Твоя!
Этот миг промелькнет, не успеешь вздохнуть -
И в путь!
Пусть вздымает волна, пусть ты падаешь вниз -
Держись!
Это все на поверхность взмутила волна
Со дна!
Ты на сердце смотри, не на темную муть,
На суть!
О, небесная нежность, как ты хороша,
Душа!
Не поранить тебя бы, снимая покров
оков!
Все короны и троны не стоят слезы твоей!
Этот вздох от начала пролег до скончания дней!

¤ ¤ ¤



Покров ночной на землю пал,
уснула плотная природа
и свет небесный засиял
от внутреннего небосвода.
Окончены труды земли,
вся суета угомонилась.
Благая ночь, при свете дня
мне не познать покоя милость.
Давно темно, но коротка,
ты ночь, часов мне не хватает,
стремительно течет река
времен и отмывает
святое золото любви,
отборный жемчуг жизни вечной,
а суета растворена
в потоках мутных быстротечных.
Но не за золотом влечет
меня и не за жемчугами,
связал мне руки и ведет
возлюбленный как на аркане,
я падаю - он волочит,
я в кровь колени обдираю...
Благая ночь, земля молчит,
тьма плоть покровом одевает.

¤ ¤ ¤


Few if counted, many in force.
(Немногочисленные, но сильные как множеств).
Мутанабби, Диван
They put on brocades, not to beautify themselves,
But that they may protect thereby their beauty.
(Они одеваются в парчу не для того, чтобы украсить себя,
Но чтобы скрыть свою красоту).
Мутанабби, Диван

      По мотивам Мутанабби

Они одеты внешней красотой,
чтоб скрыть под нею красоту иную,
Не всякий глаз увидит под парчой
одежду много боле дорогую.
Цена ей - неустанный труд веков,
свивающий в тугую цепь деянья,
Раскрепощающие сердце от оков
неверности, сомненья, колебанья.
Она - одна на всех. Ее делить
немыслимо - един хитон нетканный,
Но верный до конца вплетает нить,
трудясь во имя жизни неустанно.
В одном все множество заключено,
все те, кто были, есть и будет.
Здесь и сейчас крепи цепи звено,
творя бессмертие любовью к людям.
Здесь и сейчас любовь воплощена,
вся истина, вся мудрость проявилась,
Под внешнею красой не всем видна,
но тем, кто свыше обретает милость.
Нет серых дней, есть радость бытия,
есть жизни вдох в бесстрашие свободы;
Граница беспредельности - змея,
кольцом замкнувшая любви природу
Кусает хвост, творя из уст в уста
чудесный выдох, мертвых воскрешая,
И восстает из праха красота,
дыханье вечности смиренно принимая.

¤ ¤ ¤



Плыви, мой кораблик, плыви,
По течению жизни далеко,
Все дальше плыви от истока,
От Запада до Востока.

Плыви, мой корабль, без меня,
Я прыгну в пучину морскую,
До самого темного дна,
Жемчужину Жизни найду я,

Я знаю, не на небесах
Жемчужина жизни сокрыта,
Но в низменных темных местах,
В зловонных, мясистых корытах,

В моллюсковой массе растет
Материи, не распознавшей,
Куда ее сердце влечет,
Так пусть без меня поплывет
Кораблик мой ненастоящий.

А я выбираю любовь,
И ей отдаюсь без остатка,
О, как это больно и сладко,
Соленое море – любовь.
Она меня не подведет -
Безбрежно-бездонное море...
О, вечно звучащее горе,
В тебе моя сила растет!

В тебе моя сила растет...

ПЕСНЬ О ЖЕМЧУЖИНЕ



Я уснул однажды в отчем доме,
А проснулся на чужой земле.
Спал в палатах, а проснулся на соломе,
Одиноко, страшно стало мне.
Я привык к гармонии сердечной,
К теплоте единства и любви,
К радости от осознанья Жизни вечной,
И к жемчужине сияющей внутри.
Где она? Проснулся – умираю,
Нет тепла сердечного в груди,
Я один во тьме, от страха таю,
И не ведаю, куда идти.
Люди рядом свет не излучают,
Только видимость, внутри же пустота.
Дальше внешнего их взор не проникает,
Внешняя мила им красота.
Упоенные собой, не понимают,
Что жемчужину во мраке погребли,
И от этого единственно страдают,
И не в силах вырваться из тьмы.
Понял я, что нужно собираться,
Спрятанным сокровищем влеком,
В путь-дорогу. Смерти не бояться,
Раз хочу вернуться в отчий дом.
Где искать, кто скажет направленье?
Страннику укажет верный путь?
Кто в дорогу даст благословенье,
Не позволит в сторону свернуть?
Знаю, не оставлен на чужбине,
Помощь не замедлит подоспеть
Различить отметки верстовые,
И преграды все преодолеть.
Тише, птицы! Тише, волны моря!
Я внутри себя услышал зов,
Слышу песню ветра на просторе,
Длящуюся во веки веков.
Я пою – она мне отвечает,
Про беду свою рассказ ведет,
Где моя жемчужина, я знаю,
Слышу, как она меня зовет.
Не иду – влекусь как на аркане,
Вижу свет – и вот я перед ней!
Боже, где я? В темной смрадной яме,
Где она одна мне свет очей.
Ты – мой свет, возлюбленный влюбленный,
Ты – живой источник бытия,
Я тобой на подвиг вдохновленный,
Мы одно с тобою – Ты и я.
Этот миг бессмертия достоин –
Оставляю все, стремясь к тебе,
Я твой рыцарь верный, я твой воин,
И готов к решительной борьбе.
И уже не ради возвращенья,
Но любовью движим изнутри,
Совершаю подвиг отреченья
И вступаю в царствие любви.
Силою всех тех, кто Жизни верен,
Мощью тех, кто для Любви созрел,
Мне открыты все врата и двери,
И в наследство передан удел.
Посмотрите – вот она сияет
И блестит в сердечной глубине,
Изгнан раб – сын царский занимает
Трон, который предназначен мне.

РОЖДЕСТВО



Ночь, небесный свод пронзили тысячи лучей,
И звезда сияет все сильней, все горячей,
Три мудреца несут дары

Прорвана завеса между небом и землей,
Луч сквозит в прореху светозарный, золотой,
Соединяя собой миры

Над пещерой встала указующим перстом
Светом просияла словно огненным столпом
Свидетельствуя Истину

Свет навстречу свету устремляется сквозь тьму
Истина, рождаясь, проникает в глубину
Распространяясь, всесильная

Мудрость перед Истиной смиренно предстоит,
Чем богата, Истине сияющей дарит -
Всю жизнь искала и вот нашла

Жизнь отныне вышла из привычных берегов.
Разлилась свободно без границ и без оков,
В круговорот времен вошла

Лей, звезда свой свет, шестиконечная, сияй,
В ткани бытия прореху светом разрывай,
Ты нам любви средоточие...

МЫ



Мы вместе в движении,
В вечном круговращении,
Мы с тобой разорвали круг времени,
Мы с тобою замкнули круг жизни вечной.

Мы светом повязаны,
Тонкими узами,
Где бы ни были мы, не расстанемся,
Мы друг друга найдем в бесконечности.

Мы смотрим на вечное,
Мы видим жемчужину
Где материя прахом рассыпалась,
Там сияет под прахом след жизни вечной.

Мы встретились в вечности,
Наши руки сомкнулися,
Мы с тобой пережили разлуки боль,
Мы с тобою теперь будем вместе вечно.

Мы стали с тобой одним,
Духом нераздельные,
И хотя наша плоть неслиянная,
В нас пульсирует ритмом одним вселенная.

БЕЗ ГРАНИЦЫ ПУСТЫНЯ ПЕСЧАНАЯ



На стихи Руми

Без границы пустыня песчаная,
Без конца - сердца новость избранная.
Ищет образов мир, чтобы форму принять,-
Как узнаю в них свой без обмана я?
Если срубленной встретишься ты голове,
Что катится в полях, неустанная,
Ты спроси, ты спроси тайны сердца у ней -
Так откроется тайна желанная.
Что бы было, когда уху стал бы сродни
Говор птицы - их песня слиянная?
Что бы было, когда бы от птицы узнал
Драгоценности тайн Сулеймана я?
Что сказать мне? Что мыслить? В плену бытия
Весть понятна ли, свыше нам данная?
Как молчать, когда с каждым мгновеньем растет
В нас тревога неслыханно странная?
Куропатка и сокол летят в ту же высь,
Где гнездо их - вершина туманная,
В эту высь, где Сатурна на сфере седьмой
Звезда миру сияет багряная.
Но не выше ль семи тех небес - Эмпирей?
И над ним знаю вышние страны я!
Но зачем эмпирей нам? Цель наша - Земля
Единения благоуханная.
Эту сказку оставь. И не спрашивай нас:
Наша сказка лежит бездыханная.
Пусть лишь Салах-эд-Дином воспета краса
Царя всех Царей первозданная.

ФИАЛКИ



На стихи Насими

Фиалки-кудри к розе льнут, их томный запах прян,
Жасмином сердце смущено, его смутил рейхан.

А бадахшанский самоцвет - лишь отблеск твоих губ,
От уст твоих смутился перл, объят стыдом тюльпан.

А сердце мукой смятено в кромешной тьме кудрей:
В извивах кос его объял безумия дурман.

Когда твой образ создавать писец предвечный стал,
Он капли-родинки ронял, как точки зерн-семян.

Где розы выросли, скажи, подобные тебе?
Да есть ли кипарис в саду, стройнее, чем твой стан?

Взгляни на мускусный пушок у родниковых уст:
Он, словно вязь святых письмен, творцом всевышним дан.

Как сладко Насими воспел рубины уст твоих:
Вдали от сладких их речей он страстью обуян.

В ЧИСТОТЕ СЕРДЕЦ



В чистоте сердец Тобой любимы мы,
Ты пустоту сосудов наполняешь,
До краев наполни нас Любовью,
Через край она на мир прольется,
Нет краев и нет границ Любви.
А мы Тебе послужим бескорыстно.
Для Тебя нам смерть во сладость,
За Тебя во сладость битва.
О Тебе поет, трепещет сердце.
Мы Тебе готовы быть в повиновеньи,
И куда пошлешь, там будем рады
Все страды принять за братьев,
И вступить во Царствие Твое -
Цари над миром,
Ты - наш Царь, и нет Царя иного,
Ты - наш Бог, Бог над богами,
Мы Тебе верны, Тобою живы,
Ждем расцвета Твоего среди народа Твоего,
Среди избравших свет,
Хвала Тебе во все века.

КРИВОЕ ЗЕРКАЛО



Кривое зеркало разбей, Возлюбленный, разбей,
Всмотрись в Меня, всмотрись нежней, Возлюбленный, нежней.
Пугаться не спеши, мой друг, пугаться не спеши,
Но пыль сотри с лица души, мой друг, с лица души.
Яснее не видал зеркал, мой друг, ты не видал,
Кого узнал ты в нем, мой друг, кого ты в нем узнал?
Как хорошо ты зарыдал, мой друг, ты зарыдал,
Слезами пыль и муть согнал, Возлюбленный, согнал.
Смотри внимательней, мой друг, внимательней смотри,
Не говори, что увидал, мой друг, не говори.
Не надо слов произносить, мой друг, не надо слов,
Без слов понятно нам с тобой, как выглядит Любовь.

¤ ¤ ¤



На стихи Насими

Где те друзья, что верно держат слово?
Где сердце, что правдивым быть готово?

Где в этом мире сердце без изъяна,
Где есть динар без блеска показного?

Где тот, кто доказать сумеет людям,
Что нет к неправде в его сердце зова?

Где тот поборник чести, чтущий правду,
Чьей речи молвить истину не ново?

Как отыскать такую из жемчужниц,
Где был бы жемчуг редкого улова?

Где тот, кто служит истине любовно,
Где тот, что справедливость чтит сурово?

Кто не хмелен от зелья зла и кривды,
Чья голова среди хмельных здорова?

И где блюститель слова и обета,
Достойный похвалы от славослова?

Да где же в мире, о творец, муж чести,
В ком тайн-сокровищ спрятана основа?

Кто праведным – наперсник в сокровенном?
Кто горемыкам в бедах – вместо крови?

Где тот Мансур, что верой предан правде,
Готов на смерть от жребия лихого?

И если Насими стал другом другу,
Что за печаль ему от остального!

ДУРАК



За дурака не бойся - дурак не пропадет,
Пусть даже его умный обманет, проведет.
Доверчивый, поплачет, что солнышко зашло,
Но он прекрасно знает - опять взойдет оно!
Опять его лучами согреет, осветит,
Укажет путь-дорогу, накормит, напоит.
А умный не увидит его благих даров -
Обманщикам не дарит Светило свой покров.
Обманщик будет злобно зубами скрежетать,
Дурак же станет прыгать и весело плясать.
Он радуется Солнцу, его благим лучам.
Он жизни доверяет и предан Небесам.

¤ ¤ ¤



Красота преходящая, круговорот совершенной природы,
Вечной жизни движение, вечное превращенье,
Это пена и волны, потопные воды,
Снисхождение Духа нетленного в тленье.
Так он движет мирами, бессмертие так проявляет,
Проходя сквозь различные формы земные,
Не цепляйся за форму, ее красота ослепляет,
И мешает увидеть творца за творимым.
Все едино, все благо, в какой бы плоти ни явилось,
Сотвори себе сам свою радость о вечном глаголе,
Смерти нет, и любовь среди нас воплотилась,
Чтоб по Слову рабов отпускать из неволи.
Принимая его, зачинаем от скорби свободу,
Принимаем служенье свое как сладчайшее иго,
Совершаются в узах духовные роды,
И над внешним становится Сущий владыкой.
Не печалься о формах, они как одежды ветшают,
Не рабу свою верность храни, но Владыке,
Он заботой тебя ни на миг не оставит
И научит как жить в проносящемся миге.
Не равняйся на мир, неделимое рвущий на части,
Созидающий смерть, ослепляющий внешней красою -
Над свободою в Духе стоять он не властен,
Как не властен над Вечным, движимым Любовью.

¤ ¤ ¤



Проходя сквозь волны мрака,
Челн мой движется в ночи,
В беспредельность посылая
Пламя внутренней свечи.

Есть ли в этом океане
Остров света и тепла,
Где могли б мы неслиянно
Влиться в океан огня?

О, возлюбленный мой кормчий,
Направляй мои пути,
Чтоб я мог во во мраке ночи
Сотоварищей найти.

Чтобы сердцем к сердцу были,
Возгребая заодно,
Не жалея, положили
Жизнь за друга своего.

Чтобы челн наш превратился
В многопалубный корабль,
Чтоб о скалы не разбился,
Смело восплывая вдаль.

Чтоб сиял огнями многих,
Был как солнце среди тьмы,
Чтоб прокладывал дорогу
Тем, кто правит вслед челны.

¤ ¤ ¤



Чем тебя утолить, неземная печаль,
неземная печаль, чем тебя утолить?
Золотая моя путеводная нить,
путеводная нить золотая моя...

Ты уносишь меня выше горных вершин,
выше горных вершин ты уносишь меня.
Говоришь, что душа рождена для любви,
говоришь, что душа для любви рождена.

Так не стоит, мой друг, о былом вспоминать,
о былом вспоминать нам не стоит, мой друг.
В центре звездных округ нам в любви устоять,
нам в любви устоять в центре звездных округ.

Чем тебя утолить, неземная печаль...

ГИМН СОЛНЦУ



Господи, все мы под Солнцем одним, золотым, золотым.
Жизнь наша – вечное Солнцу хваленье, Его бытия проявленье.
Вышли из Солнца и в Солнце вернемся, прими, лучезарное Солнце.
Дети Твои мы, мы Солнцем любимы, мы Солнцем хранимы.
Жизни мгновенье – к тебе устремленье, Тебе поклоненье.

Древние горы под солнцем стоят, красотой дарят взгляд.
Море под Солнцем на волнах качает, с любовью ласкает.
Горы и море в объятьях слились, обнялись, обнялись.
Горы и море под небом одним, голубым, голубым.
Вечером месяц плывет над горой, молодой, молодой.
Светом Твоим ночи мрак освещает, сияет, сияет.

Вечным движением плещет прибой, набегает волной.
Жизнь как волна – поднялась и ушла, и опять набежала.
Что нам делить – все мы в этой волне, все в одном корабле.
Господи, все мы под Солнцем одним, золотым, золотым.


RSS



<< 1 2 >>






Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика