ПЛАНЕТЫ ФОКУСИРУЮТ ИЗЛУЧЕНИЕ ЗВЁЗД

Юрий Сафонов, писатель, учёный


Сафронов Юрий Павлович (1928 – 2001 гг.)

Советский писатель-фантаст. Родился в Москве, в 1952-м окончил Краснознаменную ордена Ленина Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. Профессор, доктор технических наук.

В соавторстве с женой С.А. Сафроновой в 1958 году опубликовал свой первый роман «Внуки наших внуков». Сюжет книги повторяет роман Г. Уэллса «Когда спящий проснется», но здесь действие происходит в утопическом коммунистическом будущем, в 2017 году, куда попадает герой после полторасталетнего сна. Этот роман позднее был переведен на болгарский, немецкий, украинский и чешский языки.

Кроме этого в начале 60-х Юрий Сафронов опубликовал несколько фантастических рассказов, написанных в традиционной для того времени «фантастике ближнего прицела», которая представляла собой (по словам Р. Хайнлайна) «слегка замаскированными инженерными отчетами».

Кроме фантастических произведений, Юрий Павлович как самостоятельно, так и в соавторстве написал ряд книг, посвященных проблемам развития современных инфракрасных систем обнаружения и распознавания, использования их в войсках, ВМФ, системах противоракетной и противокосмической обороны.

В конце жизни Юрий Павлович увлекся оригинальной теорией о физических основаниях астрологии, вытекающих из новой, созданной им самим науки «астрооптики». С 2008-го по 2001 годов опубликовал в московском журнале «Чудеса и приключения» около десятка статей, посвященных в основном астрооптике и необычным аспектам теории чисел.

1. Открытие астрооптического подхода к астрологии подтверждает правильность исходных данных этой древнейшей науки

Наблюдая невооруженным глазом за семью небесными телами (Луной, Меркурием, Венерой, Солнцем, Марсом, Юпитером и Сатурном), в геоцентрической системе координат именуемыми планетами, древние астрономы-астрологи надежно связали их положение на фоне двенадцати зодиакальных созвездий с такими явлениями природы, как приливы и отливы, землетрясения, извержения вулканов, эпидемии и даже судьбы людей. Но если механизмы влияния Солнца и Луны — гравитационный, электромагнитный и корпускулярный — уже достаточно обоснованны, то этого нельзя утверждать по отношению к планетам — холодным телам, на которых нет никаких вспышек, которые не порождают на Земле магнитных бурь, а из-за большей удаленности не вызывают на Земле сильных гравитационных возмущений.

Казалось бы, астрологи должны были пренебрегать влиянием столь незначительных объектов на геобиологические и геофизические процессы. Но на протяжении столетий астрологи упорно стоят на своем — с влиянием планет необходимо считаться, хотя механизм их влияния и неизвестен!

Если серьезно отнестись к этому упорству астрологов в отстаивании своих взглядов, целесообразно задуматься: а нет ли механизма, способного с точки зрения современной физики объяснить влияние планет на различные земные процессы?

Здесь сразу же возникает кардинальный вопрос: почему астрологи обращают главное внимание именно на планеты, которые перемещаются на фоне зодиакальных созвездий, занимающих по площади всего 1/7 часть небосвода? Что особенного в этой 1/7? Ведь образования, расположенные в зодиакальных созвездиях, довольно заурядны. В остальных частях небосвода, которые астрологи не принимают во внимание при составлении своих прогнозов, есть куда более интересные звезды, чем в зодиакальных созвездиях. Значит, объяснение астрологического воздействия планет на земные процессы надо искать не в зодиакальных созвездиях, а в самих планетах.

Современная астрология располагает несколькими «теориями», основанными не столько на физических, сколько на мистических представлениях, способных лишь подорвать доверие к ней. А между тем физический механизм влияния планет на земные процессы есть, надо только вспомнить, что все планеты можно рассматривать, как гигантские космические линзы, фокусирующие падающую на них энергию в некие изображения; скользящие в космическом пространстве. Исследование образования этих изображений, рассеяния и поглощения всех видов излучений, включая электромагнитное и корпускулярное, составят в недалеком будущем предмет нового раздела астрономии — астрооптики.

С момента зарождения Солнечной системы, то есть на протяжении 4,5 миллиарда лет, все космические тела Галактики непрерывно воздействуют на Землю. Всю живое и неживое на нашей планете в определенной мере — продукт галактического воздействия, прекрасно адаптированное к его чрезвычайно медленным изменениям. Но тысячелетняя адаптация не переносит резких изменений. Биосфере в целом свойственна необычайно высокая чувствительность к изменению внешних условий. Каждое, даже кратковременное, их изменение неизбежно влечет за собой естественную реакцию любого организма — приспособиться к вновь возникшим условиям, чтобы в дальнейшем существовать оптимальным образом в новой окружающей среде.

Именно такие кратковременные увеличения или уменьшения плотности естественного космического излучения и создают за счет фокусировки на поверхность Земли планеты Солнечной системы при своем движении в узком поясе зодиакальных созвездий, охватывающем вдоль эклиптики всю небесную сферу.

Каждая планета в собственном годичном перемещении внутри этого пояса «прочерчивает» воображаемую узкую ленту, угловая ширина которой равна видимому с Земли угловому размеру планеты. Каждая планета, перемещаясь между Луной и звездами, затеняет, или, как говорят астрономы, покрывает, на некоторое время космические источники видимого и невидимого излучения и создает за счет фокусировки повышенную или пониженную плотность этого излучения на поверхности Земли на все время покрытия источника излучения.

Все биологические и геологические объекты на поверхности Земли, попавшие в фокус планеты, получают за время покрытия повышенную или пониженную по сравнению с обычной фоновой дозу излучения.

Это явление можно проиллюстрировать хорошо известным примером: дощечка, облучаемая Солнцем, не обугливается, но линза, концентрирующая солнечные лучи на поверхности дощечки, может вызвать не только ее обугливание, но и возгорание. Все зависит от материала линзы, влажности и материала дощечки, зенитного угла Солнца и многих других причин. Этот простой пример прекрасно иллюстрирует неоднозначность астрологических воздействий на био- и геосферы.

Число лент покрытия равно числу планет, наблюдаемых с Земли, то есть в геоцентрической системе координат. Периоды обращения планет вокруг Солнца заключены в пределах от 0,241 года у Меркурия до 247,7 лет у Плутона. Поэтому видимое с Земли полное кольцо ленты покрытия каждая планета вычерчивает за разное, порой очень длительное, время. Расчеты показывают, что суммарная площадь годичных колец лент покрытия всех планет, включая Луну и Солнце, не превосходит одного процента от площади всей небесной сферы. Именно этот один процент и определяет все «чудеса» астрологических прогнозов, причем из этого процента львиная доля— 9,7 процентов — приходится на Луну, Солнце и Венеру, а затем по убывающей следуют: Юпитер, Сатурн, Марс, Меркурий, Уран, Нептун и Плутон.

Разные планеты покрывают космические источники излучения с разной периодичностью. Например, движение Луны очень сложное и между последующими покрытиями одной и той же звезды проходит много лет. Солнце в своем годичном движении по эклиптике также покрывает различные небесные тела в пределах пояса зодиакальных созвездий. Угловые размеры остальных планет значительно меньше

угловых размеров Солнца и Луны, поэтому покрытие видимых невооруженным глазом космических объектов другими телами Солнечной системы происходит значительно реже и наблюдать подобные явления можно только в определенных точках земного шара. Поэтому явления, объясняемые фокусировкой излучения, могут быть справедливы не в глобальном, а лишь в локальных масштабах, только для некоторых участков земного шара, что лишний раз подчеркивает сложность астрологических прогнозов.

Определенное расположение всех планет в зодиакальных созвездиях создает в каждый момент времени на поверхности Земли сложные переплетающиеся зоны мгновенных суммарных воздействий всех планет, которые и обусловливают кажущуюся «случайность» астрологических воздействий. В действительности, же они статистически закономерны и прогнозируемы с определенными погрешностями, как и любые другие многомерные нестационарные случайные процессы, повседневно встречающиеся, например, в современных сложных технических задачах. Видимо, наиболее талантливым астрологам прошлого удалось найти в этом кажущемся хаосе рациональное зерно, которое они и использовали для своих замечательных прогнозов. Многое можно было бы отдать сегодня за разгадку алгоритма прогнозов знаменитого средневекового астролога Мишеля Нострадамуса, правильно предсказавшего многие события французской и европейской истории, свершившиеся как при его жизни, так и после его смерти.

Каждый космический шар, имеющий газовую оболочку, подобно линзе, создает вокруг себя на определенном расстоянии перевернутое на 180° искаженное за счет аберраций изображение всего звездного неба в различных диапазонах спектра. Мало кому приходит в голову, например, что солнечные лучи, пройдя сквозь атмосферу Земли, пересекаются в фокусе, удаленном от планеты на расстояние 313 550 км. Именно на таком расстоянии над теневой, ночной, стороной Земли постоянно существует в Космосе и движется вместе с ней при годичном вращении изображение Солнца, уменьшенное примерно в 471 раз по сравнению с реальным светилом. Это изображение в силу ряда причин представляет собой усеченный конус, освещенность внутри которого убывает по мере удаления от Земли. Существование такого изображения Солнца подтверждается экспериментально во время лунных затмений. Расстояние между Землей и Луной лежит в пределах от 354000 до 406000км, то есть во время затмения Луна должна обязательно пересечь коническое изображение Солнца, а ее поверхность во время затмения должна быть освещена, как оно и происходит в действительности. Во время затмения Луна видна окрашенной в темно-красный цвет, так как земная атмосфера в основном пропускает оранжевый, красный, инфракрасный и радиоучастки спектра.

Планеты могут фокусировать излучения не только за счет своих атмосфер, но и за счет искривления световых лучей в их гравитационном поле. Так, для луча, проходящего по касательной к краю Солнца, угол отклонения составляет немногим меньше двух угловых секунд, а соответствующее ему гравитационное фокусное расстояние Солнца составляет 75,5 миллиарда километров, то есть выходит далеко за пределы Солнечной системы. Выходит, атмосферная рефракция создает слишком короткофокусные космические линзы, а гравитационная — слишком длиннофокусные, поэтому механизма, фокусирующего действия планет друг на друга, нельзя искать ни в атмосферной, ни в гравитационной рефракции. Значит, можно предполагать в природе наличие еще одного вида рефракции, который позволит объяснить астрологические явления с физической точки зрения...

Мы все привыкли к тому, что звезды и планеты — непрозрачные космические тела. Но это утверждение справедливо лишь для ограниченного спектрального состава излучения, например, для ультрафиолетового, видимого, инфракрасного и др. Но существует излучение, для которого планеты столь же прозрачны, сколь воздух прозрачен для света. Это — элементарные частицы, получившие название «лептоны», от греческого слова «лептос» — легкий. К ним, в частности, относится нейтрино — элементарная частица, наделенная настолько большой проникающей способностью, что планеты и звезды для них практически прозрачны.

Мощные потоки нейтрино испускаются звездами в результате происходящих в их недрах термоядерных реакций. Невидимые глазом нейтрино распространяются в Космосе со скоростью света, преодолевая на своем пути все преграды. Огромной проникающей способностью обладают не только уже известные науке нейтральные лептоны различного вида, но и пока еще не открытые другие виды излучений. Проходя сквозь планеты и звезды, эти излучения вступают в слабое взаимодействие с веществом планет и звезд и их электромагнитным полем. Для краткости дальнейшего изложения введем обобщающее понятие диапировое излучение (в переводе с греческого — пронизывающее, проникающее). Под ним будем подразумевать не только все уже известные, но и пока еще не открытые, но существующие виды излучений, способные пронизывать любую из планет Солнечной системы, включая Солнце, и слабо взаимодействовать с их веществом и полями. С помощью этого понятия можно с четких физических позиций объяснить принципиальную возможность астрологических воздействий одних планет на другие, то есть обосновать принципиальную возможность астрологических прогнозов и основных положений астрологии.

Казалось бы, используя современную теорию оптических систем, не представляет особого труда создать новую область знаний— астрооптику с однолинзовыми и многолинзовыми системами. Но это только на первый взгляд. Космические линзы — планеты и звезды — принципиально отличаются от своих земных стеклянных и кристаллических аналогов поразительной неоднородностью внутреннего строения, которое известно современной науке лишь весьма приближенно. Считается, например, что температура в центре Солнца составляет 15 миллионов градусов, а давление превышает сотни миллиардов атмосфер. Центральная часть Солнца, где генерируется почти вся энергия, имеет радиус примерно в 1/3 солнечного. Через концентрические слои энергия передается в наружную, конвективную сферическую зону, внешний радиус которой практически равен радиусу Солнца. Вещество на Солнце всюду представляет собой намагниченную плазму. Вот сквозь такую бурлящую высокотемпературную линзу и проходит диапировое излучение, преломляясь при переходе из одного концентрического шара в другой.

Все космические линзы даже в пределах Солнечной системы имеют разное внутреннее строение. Что ни планета, то новое внутреннее строение и, следовательно, индивидуальные оптические свойства по отношению к диапировому излучению. Но ведь и астрологи всегда утверждали, что каждая планета действует на Землю по-своему, отлично от других планет. Но в целом разумно предположить, что всем космическим телам свойственно возрастание плотности, давления и температуры их вещества по мере приближения к центру, а также наличие трех-четырех концентрических зон, плавно переходящих друг в друга. Каждый из этих слоев имеет разный коэффициент преломления диапирового излучения определенного спектрального состава, что существенно затрудняет расчет фокусного расстояния космических линз. Тем не менее, несмотря на большие пробелы в современных знаниях, можно прикидочно оценить коэффициенты преломления космических линз, при которых они фокусируют диапировое излучение на поверхность Земли.

Логично предположить, что у каждого слоя космической линзы коэффициент преломления для диапирового излучения разной природы разный. Это означает, что теоретически можно подобрать такой набор диапирового излучения разных спектральных диапазонов, для которого коэффициент преломления остается постоянным по всей толще шаровой линзы. Для синтезированного диапирового излучения и изотропных шаровых линз удается выполнить расчеты, устанавливающие очень интересные явления астрооптического воздействия планет на Землю. Покажем их на примере Луны — ближайшей к Земле космической линзы.

Оказывается, Луна фокусирует на Землю тот участок спектра диапирового излучения, по отношению к которому коэффициент преломления ее вещества лежит в пределах 1,0001-1,005. Все космические тела, включая Луну, плохие оптические линзы, сильно искажающие изображение. Они фокусируют излучение далеких источников не в точку, а в достаточно большую кольцевую область — диапировое кольцо. К счастью, для человечества и всей биосферы Земли плотность диапирового излучения внутри кольца не достигает смертельно большого уровня. Выходит, своим существованием человечество обязано мало кому известным оптическим аберрациям!

В качестве примера рассмотрим полученное расчетным путем диапировое кольцо, создаваемое Луной на поверхности Земли. Толщина концентрических окружностей характеризует величину усиления плотности диапирового излучения за счет его фокусировки Луной. Наиболее толстому кольцу соответствует усиление более 300. Диапировое кольцо появляется на поверхности Земли только в тех случаях, когда Луна находится на прямой, проходящей через ее центр, Землю и источник диапирового излучения в поясе зодиакальных созвездий. Изображение источников за пределами зодиакальных созвездий также создается Луной, но оно никогда не попадает на поверхность Земли. В этом и состоит астрооптическая разгадка астрологической значимости пояса зодиакальных созвездий. Наблюдательность и здесь не подвела древних ученых.

Диапировое кольцо за счет относительного перемещения Луны и суточного вращения Земли несется по поверхности нашей планеты с запада на восток со сверхзвуковой скоростью, по-разному воздействуя на подвижные и неподвижные объекты, попавшие в середину или на его край. Плотность сфокусированного диапирового излучения на неподвижном объекте, пересекающем кольцо по диаметру, возрастает в течение 7-10 минут до максимума, потом уменьшается в центре пятна, затем снова растет до максимума и снова уменьшается в течение 7—10 минут до естественного фонового уровня. Общая продолжительность воздействия примерно 20-30 минут.

Расчеты показывают, что число всплесков и спадов излучения для диапировых колец с более сложной энергетической структурой может быть больше двух. Спутники, самолеты, ракеты, летящие навстречу диапировому кольцу со сверхзвуковой скоростью, испытывают более «жесткие» удары диапирового излучения, но в течение более короткого времени, то есть получают меньшую дозу по сравнению с неподвижными объектами. При движении же в одну сторону с диапировым кольцом они получают более «мягкие» удары диапирового излучения, но зато большую дозу.

Приведенный простой пример позволяет понять, насколько разнообразно может быть воздействие диапирового излучения на объекты, удаленные друг от друга всего на несколько сотен километров, то есть насколько сложной может оказаться задача астрологического прогнозирования. Ошибки в решении подобных задач, особенно на современном уровне знаний, неизбежны и объяснимы. Диапировые кольца, создаваемые другими планетами, могут существенно отличаться от лунного по своим размерам, энергетической структуре, плотности энергии, скорости и направлению движения в зависимости от относительного расположения планет. Космические линзы могут работать не только в режиме усиления, но и в режиме расфокусировки диапирового излучения в зависимости от того, на каком удалении от фокуса космической линзы находится Земля. Например, расстояние от Земли до Юпитера может изменяться от 628,2 млн. км до 927,4 млн. км, а его относительная скорость — от 16,7 км/с (Юпитер в противостоянии) до 42,8 км/с (Юпитер в соединении).

2. Диапировое кольцо

Так выглядит [рисунок пропущен] аберрационное изображение космического источника, создаваемое Луной на поверхности Земли. Скорость движения диапирового кольца — сверхзвуковая в направлении стрелки, в центре кольца усиление плотности диапирового излучения более 50, а для наиболее толстого кольца — более 300.

Разные планеты по отношению к различным диапазонам диапирового спектра могут создавать на Земле диапировую тень, как бы «выключая» на некоторое время излучение покрываемых ими источников. По-видимому, иногда режим «выключено» может оказывать влияние на геофизические и геобиологические процессы, сходное с влиянием внезапного исчезновения сигнала на технические системы. Последствия могут быть самыми разнообразными.

На поверхности Земли могут находиться несколько диапировых колец и затенений, создаваемых одновременно всеми десятью (с Солнцем и Луной) космическими линзами. Диапировый узор на Земле и в ее недрах может быть настолько «разноцветным» и непрерывно меняющимся, что с ним не могут соперничать даже причудливые картинки в калейдоскопе. Возникший на мгновение диапировый узор в мельчайших деталях не повторится уже никогда. Слишком много причин определяет его возникновение, да и сами космические линзы и источники излучения постепенно меняют свои свойства. Но в этом многомерном нестационарном случайном процессе существуют близкие сочетания положений космических линз в зодиакальных созвездиях, которые влекут за собой статистически схожие геофизические и геобиологические последствия.

Вероятно, древние астрологи знали о некоторых из них и успешно использовали их в своих прогнозах. Сегодня и астрооптический подход позволяет сделать вывод о том, что «диапировый узор», обусловливающий астрологические воздействия, действительно определяется взаимным расположением всех планет в поясе зодиакальных созвездий, то есть еще одно принципиальное положение астрологии получает научное и физическое объяснение.

Результаты воздействия диапирового излучения могут сказываться не мгновенно, а через некоторое время, распространяясь по цепочке. Например, воздействие диапирового излучения на ионосферу может повлиять на магнитное поле Земли, вызвать изменение в перемещении воздушных масс, изменить количество осадков, что скажется на урожайности ряда культур и т.п. Промежуток времени между воздействием и его результатом может быть достаточно большим.

Солнце, Луна, Юпитер и другие планеты могут не только фокусировать диапировое излучение, но и захватывать его, то есть коллапсировать или отражать назад. Варианты траекторий диапирового излучения внутри планеты определяются законами изменения коэффициентов преломления вещества планеты вдоль радиуса для конкретного участка спектра диапирового излучения. С точки зрения теории большой интерес представляют две качественно различные траектории. Первая — коллапсная, представляет собой логарифмическую спираль, имеющую, как у улитки, только одну ветвь — входную. Излучение, делая бесконечно большое число оборотов, постепенно приближается к центру планеты, теоретически полностью поглощаясь ее веществом. Огромная порция сфокусированной энергии диапирового излучения, неравномерно поглощенная внутри планеты, импульсно нарушает ее энергетический баланс. Возникает необходимость сбросить, израсходовать избыточную порцию энергии. В результате могут произойти землетрясения, извержения вулканов, магнитные бури и другие масштабные процессы, восстанавливающие баланс энергообмена планеты с Космосом.

Траектории второго типа — рефлекторные, имеют две ветви — входную и выходную. Примером такой траектории может служить спираль Архимеда. Диапировое излучение большой плотности делает несколько оборотов внутри планеты, частично поглощаясь ее плотными слоями, приближается к центру и, ослабленное, совершает обратное спиральное движение, вращаясь вокруг центра навстречу падающему потоку. Достигнув изнутри поверхности планеты, ослабленное излучение выходит наружу в обратном направлении. Планета в данном случае выступает в роли космического рефлектора, то есть отражателя. Диапировое излучение, поглощенное планетой лишь частично, по-видимому, вызывает менее сильные воздействия на планету, чем коллапсное. Балансные явления на планете постепенно затухают после того, как диапировое кольцо исчезает с поверхности планеты.

Основная трудность в исследовании диапирового излучения — отсутствие достаточно чувствительных и малоинерционных приемников излучения. Известная часть диапирового потока — нейтринные потоки, регистрируются физиками косвенно по следам заряженных частиц, рожденных в реакциях с участием нейтрино. Например, в баке с химическими соединениями хлора при участии нейтрино сравнительно легко образуется радиоактивный изотоп аргона. Измеряя скорость его образования, можно узнать поток нейтрино.

Таким же способом можно наблюдать поток нейтрино, наблюдая превращение атомных ядер одних веществ в другие: лития в бериллий, галлия в германий и т. п.

В последние десятилетия появились нейтринные обсерватории, предназначенные для поиска нейтринных вспышек от коллапсирующих звезд, распада протона и других исследований. Чтобы избавиться от помех, вызываемых космическими лучами, нейтринные телескопы располагают глубоко под землей, в шахтах или туннелях. Например, в районе Эльбруса нейтринный телескоп расположен под склоном горы на высоте 1700 м над уровнем моря и на расстоянии 550 м от начала шахты. Телескоп представляет собой четырехэтажное здание размерами 16 м x16 м x11 м и состоит из четырех вертикальных и четырех горизонтальных плоскостей, покрытых сцинтилляционными детекторами. Всего в телескопе 3120 детекторов, а полный вес сцинтиллятора 330 т. Телескоп «ловит» мюоны, образующиеся при взаимодействии нейтрино с веществом. Для регистрации нейтрино американские ученые Ф. Райнес и К. Коуэн создали целое сооружение. Их «счетчик» содержал 5000 литров жидкого сцинтиллятора.

Немногочисленные нейтринные телескопы расположены на Земле без единой системы, хаотично. Поэтому вероятность того, что, например, лунное диапировое кольцо, перемещаясь по Земле, пройдет через нейтринный телескоп, очень мала. За несколько десятков лет существования нейтринных телескопов вряд ли хотя бы один из них зарегистрировал прохождение диапирового кольца. Основа основ научной астрологии — диапировая карта пояса зодиакальных созвездий — может быть составлена в течение короткого времени, если на Земле будет создана международная специализированная сеть диапировых телескопов. Она должна представлять собой цепочку приемников диапирового излучения, вытянутую в меридиональном направлении с севера на юг. Общее число телескопов в цепочке примерно 25 штук, а расстояние между ними по широте не должно превышать 500 км. В этом случае диапировые кольца, создаваемые планетами Солнечной системы, будут регистрироваться практически без пропуска. Земля будет представлять собой «фотопластинку», то есть приемник диапирового излучения, а остальные планеты, включая Солнце и Луну, — блуждающие по зодиакальному кольцу объективы этой гигантской десятилинзовой системы, изредка создающие на поверхности нашей планеты кольца сфокусированной диапировой энергии.

Приемники диапирового излучения могут быть расположены не только на Земле, но и на других планетах, например, на Луне. Там их потребуется меньше, чем на Земле, примерно в 4-5 раз. Можно надеяться, что такие грандиозные проекты в третьем тысячелетии будут по плечу человечеству. Астрологические прогнозы землетрясений, эпидемий, политических скандалов и войн, многих других явлений перейдут из разряда метафизических в разряд очень сложных естественных прогнозов. Введение понятия «диапировое излучение» не противоречит современной науке и объясняет все известные «чудеса» астрологии. Открываются огромные перспективы для новых, неожиданных направлений научной и технической деятельности по познанию природы. Вместе с тем утверждение о том, что все геофизические и геобиологические процессы есть результат лишь астрологических воздействий, было бы упрощенным до искажения. В природе все значительно сложнее!

Источник: журнал «Чудеса и Приключения» 7/95



RSS










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика