Основа творческого направления «Уймонская роспись» была заложена в 2009 году мастерами и художниками Уймонской долины. В течение трех лет уймонская роспись выполнялась только на круглых панно в очень малых количествах. Первые панно были расписаны с использованием «звериного стиля».

В 2013 году родились новые формы панно – уже не круглые и даже не овальные, но асимметричные. С этого момента началась пора экспериментов и поисков, и каждая работа становилась все более неповторимой и уникальной. Если в круглых панно художник был скован и ограничен формой и малыми размерами, то в панно свободных форм оригинальность рисунков и красота минералов создали новый, необычный образ. В этих работах камни-самоцветы стали одним из главных импульсов в рождении будущего творения.

В основу творческих решений закладываются, как правило, сюжеты и образы, в которых используются материалы археологических раскопок пазырыкской культуры, скифской, тюркской эпох, а также алтайские мифы и легенды, сказания и предания. Работы украшены орнаментами тех же скифов, древних тюрков, алтайцев. На панно мы видим героев и богатырей, алтайскую принцессу и мифических грифонов. Звериный стиль и орнаменты заполняют пространство, сияют звёзды и галактики, загадочны петроглифы древних времён и поющий кайчы (сказитель). Бесчисленны образы, бесконечна и беспредельна сияющая череда творений, рожденных в общении с наследием прошлого и устремлением в будущее.

   Источник

~ АЛТАЙСКИЕ СКАЗЫ ~

Когда я говорю: «О мой Алтай!»-
Мне эхо возвращает: «Мой алтарь».
Когда в глазах слеза блеснет, светла,
Тебя вдали я вижу, Улала....

Я – долина, все ветры хлестали меня,
Я – тайга, все снега засыпали меня.
Я – алтаец, народ,
Я – хозяин долин и хребтов,
В моем сердце рубцы
От несчитанных стрел и клинков.


~ ЛЕГЕНДА О БИИ И КАТУНИ ~ Когда-то на Алтае не было больших рек и гор. На огромной равнине жил богатый хан Алтай, у которого самым главным богатством была дочь — красавица Катунь. Многочисленные поклонники добивались руки красавицы, но были отвергнуты. Никто не знал, что она тайно любила молодого пастуха Бия.

Разгневанный отец и сказал: «Выдам тебя за того, кого пожелаю». Видя свое безвыходное положение, Катунь решила сбежать к любимому. В глухую темную ночь, она исчезла, а утром хан, обнаружив пропажу, собрал свое войско и сказал, что Катунь будет принадлежать тому, кто ее догонит. Бросились воины в погоню, но Катунь обратилась рекой и стремительно помчалась на север, пробивая дорогу среди камней. Оставив байские отары, пастух Бий, тоже превратился в стремительный поток и помчался навстречу любимой. Не догнали воины беглянку. Она встретилась со своим избранником, кинулась к нему в объятия и они потекли вместе, образовав могучую сибирскую реку Обь.

Страшно разгневался хан, в гневе превратил он всех своих незадачливых слуг в валуны и камни, а сам окаменел высокой горой Белуха. Самый быстрый из войнов — Бабырган — убежал дальше всех и теперь стоит, окаменевший, на равнине вдали от гор.

~ ХАН САРЫ-КААН ~ Жил на Алтае хан Сары-каан. Скота у него — как муравьев в муравейнике. Богатства его, подобно высокому берегу, окаймляли аил. А сам хан Сары-каан горькое от сладкого различить не мог, черное с бурым путал.

Вот раз хан Сары-каан посылает своего раба: «Узнай, кто у моей жены родился».

Пошел раб, видит — девочка. Испугался он, идет домой и думает: "Как быть? Скажу: "Сын" — хан Сары-каан поверил бы, да ему люди объяснят, тогда мне за ложь голову долой. Скажу: "Дочь—за дурную весть все равно шею под топор". читать дальше

Пришел домой.

— Ну, — кричит хан Сары-каан, — кто родился? Говори скорее! Пусть мои уши порадуются.

Раб не может рта раскрыть. Подол старой- овчиной шубы по коленкам хлопает. Шапка в руках дрожит. Коса на левое ухо свесилась. Зубы стучат, как в большой мороз.

— Де-евочка...

— А я говорю — сын, значит сын. Где мои палачи? Прибежали палачи, раба ремнем скрутили. Тут вдруг перепелка прилетела, хану на голову села.

— Эй, раб, взвыл хан Сары-каан, — сейчас же перепелку поймай!

Развязали ремни палачи. Раб протянул руку к перепелке.

— Глупый ты. глупый! — засмеялся хан Сары-каан. — Кто же птицу руками ловит? Возьми железную кувалду и ударь.

Хан Сары-каан строго приказал. Раб не смеет ослушаться. Кряхтя, обеими руками кувалду поднял. Размахнулся. Перепелка свистнула и улетела, а железная кувалда всей своей тяжестью опустилась на голую башку хана Сары-каана.

~ ЛЕГЕНДА О ДЕВИЧЬИХ ПЛЕСАХ ~ На небольшой речке Кумир, есть красивое место. Сама речка горная, быстрая, каменистая и стремительная. А место это среди речки неожиданно тихое, спокойное с прозрачной до дна водой. Называется оно «Девичьи плесы». Легенда эта рассказывает.

Давно то было. Так давно, что и троп тех не осталось в горах, на которых бились с захватчиками — джунгарами храбрые войны алтайских родов. Обрушились скальными осыпями тропки, а легенда о "Девичьих плесах" жива и поныне. Эти плесы сохранили память о тех днях, когда алтайцы боролись за свою независимость.

В урочище Мендай прорвался отряд завоевателей. Хотя и много захватчиков полегло на горных кручах, но часть их во главе с князем, одноглазым свирепым стариком, пробилась к урочищу. Позорный плен и рабство ожидали его жителей. Камнями, стрелами отбивались жители, пока не погибли все, кроме трех девушек. читать дальше

Умирая отец самой красивой девушки Морей сказал:

— Не отдавай себя живой в руки чужеземцев, не предавай свой род и свою землю.

— Не беспокойся отец, — ответила Мерей, — позора нашему роду не будет никогда по моей вине.

Похоронила она отца. Позвала подруг и предложила первыми выйти сражаться, не ждать когда их всех троих пленят. Одна из трех, дочка бая, заплакала и наотрез отказалась идти на верную смерть.

— Что ты, Мерей! — замахала она руками, — вражеские воины девушек не убивают, это мой отец говорил.

Усмехнулась в ответ красавица:

— Да, не убивают, но сделают тебя рабыней, а это хуже смерти. Оставайся, встречай своих будущих господ, а мы поступим иначе.

И две девушки бросились к единственному оставшемуся в живых коню. Они обе уместились в одно боевое седло и с мечами в руках на коне (аргамаке) ринулись а самую гущу вражеского отряда, вовсе не ждавшего нападения.

Свирепо бил мощными копытами аргамак по головам разбегавшихся в страхе джунгаров, а девушки "косили" на право и налево мечами всех, кто оказывался рядом. Наконец, враги опомнились, а старый князь, пораженный смелостью и отвагой двух юных девушек, приказал пленить их, не убивая. Этот приказ услышала Мерей. Рванула она поводья, направила коня на верхушку скалы. Взвился на дыбы аргымак и упал с обеими наездницами вниз, в пропасть. В тот же миг со дна ущелья вырвалась быстрая река, это аргымак побежал, так и не остановив свой бег. А в том месте, где упали две девушки, образовалось тихое спокойное место. Увидел со скалы красивую реку князь-завоеватель и не мог оторвать глаз, настолько она манила притягивала его какой-то магической силой. Шагнул князь со скалы вниз. И там, где он упал, застыл подводный порог, над которым бурлит и пенится вода, до сих пор успокоиться не может.

С тех пор горная речка Кумир быстро струится по камням, ревет в узких ущельях, а в том месте, где, по легенде, упали две девушки, река ласковая, спокойная, словно шелковые косы девушек, погибших за честь своего рода.

~ ЛЕГЕНДА ПРО БЕЛУЮ ЧУДЬ ~ Алтай населяла легендарная чудь, древний загадочный народ, о котором не известно ничего, кроме бытующих в народе легенд.

В древние времена жила на Алтае белоглазая чудь, селилась в ямах в лесу, прятала под землей клады. Искусна была чудь во многих ремеслах, умела железо уговаривать, с серебром-золотом дружить.

Но вот зацвело по Алтаю небывалое дерево — белая береза, и пришел с ним Белый царь войну воевать. Не захотела чудь остаться под Белым царем; ушла под землю и завалила проходы каменьями. читать дальше

До сих пор можно видеть их бывшие входы. А чтобы никто следом за ней не отправился, оставила чудь у проходов каменных волшебных сторожей. Над копями чудскими караулит змея-огневка, красная, как огонь, и ядом на пять метров брызжущая. От нее даже всаднику не уйти: метнется языком огненным. Огромным прыжком любого догонит. А в старых рудниках живет огромный змей-полоз; увидеть его трудно, а следы часто встречаются: словно бревно по пыли протащили. Охраняет тот полоз самые дальние проходы, что к сердцу земли ведут.

Говорят, что не навсегда ушла чудь. Когда придут люди из Беловодья и дадут всему народу великое знание, тогда вернется чудь, со всеми добытыми под землей сокровищами.

~ ЛЕГЕНДА О ТЕЛЕЦКОМ ОЗЕРЕ ~ Давным-давно на берегах горного озера жил славный охотник. Как-то во время охоты нашел он в тайге золотой самородок с конскую голову. Привез он золото в юрту и стал похваляться, что теперь будет самым богатым человеком во всей округе. Но вот наступил год великой жары. На лугах пожухли травы, падал от бескормицы скот. Звери и птицы ушли с берегов озера. Спасаясь от голодной смерти, потянулись люди с насиженных мест.

Пришла беда и в юрту охотника. Глаза его жены потускнели, дети плакали от голода. Взял тогда охотник свое богатство — кусок золота, пошел в надежде поменять его на еду. Много домов обошел, но никто не дал ему за самородок и горстки ячменя. Вернулся домой в горе и печали, зашел в юрту, а ни жены, ни детей уже нет в живых — умерли они голодной смертью. В отчаянии охотник вскричал: "Если самородок величиной с конскую голову не могу обменять на горсть ячменя, зачем мне это золото? Брошу я его в озеро, чтобы больше оно никому не вселяло несбыточных надежд". читать дальше

Из последних сил поднялся охотник по каменистой тропе к вершине горы, которая возвышалась над озером. Бросил он самородок в озеро и сказал: "Духи гор, приношу это золото в жертву вам. Прошу вашего благословления моему народу, чтоб не золотом он был богат, а теми дарами, что приносят земля, леса и воды благословенного Алтая. А в память о том, что у золота нет той силы, которую приписывают ему люди, отныне будет называться эта гора, с которой я самородок бросил, Алтын-Ту — Золотая гора, а озеро, что его в свои воды приняло, Алтын-Кол — Золотое озеро.

~ ХОЗЯЙКА СНЕЖНОЙ ГОРЫ ~ Когда-то богиня Умай и ее Алтайдынг Ээзи («хозяин Алтая») жили в том месте, где нынче находится курорт Белокуриха. И вот однажды Керр-Дютпа (гигантская рыба — чудовище, держащая на себе Землю) наклонил Землю. До этого на Алтае было всегда тепло, а тут вдруг везде выпал снег.

Видя бедственное положение, Алттайдынг Ээзи решил отправиться к Ульгеню. На Алтае же становилось все холоднее и холоднее. И тогда Умай, чтобы спасти своих детей, обратила их в камни и скалы. Так поступила она с четырьмя дочерьми и двумя сыновьями. А еще двух дочерей она взяла на руки и отправилась на юг. Но по пути Умай замерзла и превратилась в снежную гору с тремя вершинами. Средняя вершина — это голова Умай, а две меньшие — головы дочерей, которых она держала на руках. Эта гора — Белуха. В районе Белокурихи сохранились камни, в которые были превращены дети Умай. Четыре каменных вершины — это ее дочери. Их сейчас неправильно называют «Четыре Брата».

~ ЛЕГЕНДА О БОГАТЫРЕ И ДРАКОНЕ ~ Давно это было. Из далеких земель вернулся на Алтай богатырь. Долго дома не был, соскучился. Пешком шел, речки перешагивал, в ясных озерах умывался, под вековыми кедрами ночевал.

Давно это было. Так давно, что даже имя богатыря память людская не сохранила. Да и не в том дело. Шел по Алтаю богатырь; красив весной синий, белый Алтай! Травами свежими пахнет, цветами луговыми.

Шел богатырь, радовался. Вдруг остановился и оглянулся тревожно: словно гарью потянуло из распадка. «Никак леса наши горят!» — испугался богатырь. Побежал в ту сторону, горы перепрыгивал, по вековой тайге, как по травке, проходил, торопился очень. читать дальше

Горелым все сильней пахнет; уже видать черное, жирное, смрадное облако между гор. «Не похоже на пожар-то, однако!» — удивился богатырь.

Подбежал поближе, смотрит — между горных хребтов чудище ползет. Змей не змей, дракон не дракон: лапы есть, хвост есть, все огромное туловище костяными пластинами закрыто, на хребте иглы, как горные пики, торчат. Дыхание дракона землю на семь локтей вглубь сжигает, за чудищем черный горелый след тянется.

«Ты зачем мою землю портишь-поганишь!» — возмутился богатырь. Усмехнулось чудище: «Меня Эрлик из-под земли выпустил, говорит, сильно хорошо на Алтае стало, красиво сильно, пора землю потоптать, пожечь, попорть немного!» «Не позволю тебе мой Алтай губить!» — закричал богатырь. Выхватил меч и давай рубить чудище. Только железо от костяных пластин отскакивает, искры летят, а вреда змею-дракону ни малейшего не получается. Рассердился богатырь, схватил чудище за хвост, раскрутил над головой и зашвырнул далеко-далеко, через горный хребет, в самое глубокое озеро. Упал дракон в воду поперек озера и утонул, только столб пара поднялся. На самое дно опустилось чудище, в ледяной воде в камень превратилось, иглы на спине подводными горами стали, лапы в дно вросли. До сих пор лежит в Телецком озере змей - не змей, дракон - не дракон, каменный, никому не опасный, не страшный.

А между хребтами Алтынту и Сумультинским, где чудище ползло, говорят, все еще горелые следы попадаются; и не растет ничего живого на тех местах, где дракон своим дыханием землю сжег.

~ ЛЕГЕНДА О КОЛЫВАНСКОМ ОЗЕРЕ ~ Шел долго богатырь Колыван степью. Но вдали замаячили скалы, подошел к ним – под ними ниша громадная из гранита, словно ковш великана водой заполнен. Озеро, стало быть, на пути неизвестное встретил.

Подумал Колыван: «Кстати оно. Передохнуть и места новые рассмотреть лучше можно». Не сразу увидел речушку: торопится, журчит, к озеру бежит. Нарек её Колыванкой. Затем на гору поднялся, к скале близко сел, стал в руке камни подкидывать, рассматривать. Поблескивает крапинками гранит, да не всяк камень Колывану по душе, много камней уже мохом поросли. Стал богатырь камни очищать, содрал мох, вспомнил, как заморские мастера каменных дел колдовали над такими же, многое он повидал на своем веку по чужим землям. Подхватил две глыбы, стал одну к другой притирать, углы да шершавинки всякие сглаживать. Затем поймал тучку дождевую, сжал её в своей пятерне богатырской – она дождем пролилась, заблестел камень после воды; поправил еще Колыван немножко его, и перед взором чудо-чаша каменная засияла. Ладно, получилось. Не хуже заморских мастеров. Так и стали с тех пор озеро Колыванским называть, а камнерезное искусство славу Алтаю далеко разнесло.

~ О ВЕЧНОЙ ДУШЕ ~ Согласно верованиям алтайцев, душа человека бессмертна, вечна (монку болгон тын). Душа умершего человека превращается в кормос'а - («невидимого» или «невидящего»), причем душа шамана - в чистого духа (ару неме), а душа простого человека, не-шамана - в злого духа (jаман кормос). Душа умершего человека, услышав свое имя, проникает внутрь жилища. Это опасно для здоровья и жизни человека, т.к. основное занятие злых духов, в особенности же специальных слуг «посланников» (элчи) и «забирающих» (алдачы) Эрлика — главы нижнего мира— похищать и пожирать души живущих людей. Кстати, по этой же причине не принято детям давать имена умерших дедушек и бабушек, отца и матери.



RSS










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика