ИНТЕРЕСЫ ЧЕЛОВЕКА
Главы из книги Н. Шри Рама [3]

Нилаканта Шри Рам родился в Южной Индии в 1889 году. Окончив Мадрасский Университет, он некоторое время работал учителем, а затем посвятил себя журналистике. На протяжении многих лет он был сотрудником газет, поддерживавших различные движения за независимость Индии. Немалый вклад в дело освобождения своей родины внес Шри Рам и на других постах, в частности, будучи председателем Лиги Новой Индии.

Став в 1908 году членом Теософического Общества, он в разное время занимал многие ответственные посты, исполняя обязанности и казначея, и международного секретаря, и вице-президента. В 1953 году он был избран Президентом Т. О. и оставался на этом посту вплоть до своей смерти 8 апреля 1973 года.

Как лектор, а впоследствии и как президент, он много ездил по миру. Во время его пребывания на президентском посту в Адьярском поместье было построено помещение для типографии "Васанта Пресс", а также новое здание знаменитой Адьярской библиотеки.

Те, кто работал со Шри Рамом в близком сотрудничестве, высоко ценили широту и интернационализм его взглядов, подлинный идеализм и глубину его философской мысли, уравновешенность его суждений, его проникнутое сочувствием понимание человеческой природы и, прежде всего, — его светлую искренность.

http://www.theosophy.ru/sri-ram.htm

[1][2]
Чувство ценностейПравильное действие
Любовь побеждает всёПреданность
ОсвобождениеМир и доброжелательность
Активность желания[3]
СчастьеЧеловек и Вселенная
ВерностьДух, духовный и духовность
Точка зрения другого человекаКрасота и искусство

Человек и Вселенная

Когда мы смотрим на вселенную глазами науки, в телескоп и микроскоп, то это вселенная планет, звёзд и галактик, равно как и молекул, атомов и элементарных частиц – бесконечно больших и бесконечно малых – мы видим огромную градацию величин. Это вселенная величественного и впечатляющего порядка и в то же время это вселенная, пребывающая в движении, но какими бы ни были столкновения и противоречия, все они вписываются в общую схему этого порядка. Всё стремится занять установленную орбиту, следовать неизменному плану.

Эта вселенная считается многими современными астрономами безжизненной, за исключением маленького островка жизни на этой и, возможно, на некоторых других планетах. Но, в соответствии с точкой зрения, которую я излагаю, принятой ещё в древности, – это вселенная жизни. Жизнь присутствует всюду, даже в мельчайшей частичке, будучи проявленной в различной степени, а материя – средство её выражения, или проводник. Поскольку вы не можете требовать материального подтверждения существования нематериальной реальности, как и требовать доказательств так называемой геометрии пространства, вы должны рассматривать только что высказанную мной точку зрения, то есть сущностную независимость жизни, в качестве гипотезы, которая тем больше подтверждается, чем больше вы рассматриваете её в связи с фактами вашего опыта.

Если жизнь не просто пятнышко на материи, обречённое поглотить себя, словно пожар в кустах, и если жизнь заключена в каждой частице, – тогда это вселенная эволюции. Мы знаем, что жизнь в любой форме имеет это необыкновенное качество, что она не только растёт, воспроизводится и приспосабливается, но также выявляет, словно из неисчерпаемого хранилища, новые виды, новые возможности, новые пути и способы действия. Она совершает восхождение.

Жизнь означает сознание, способность реагировать, запечатлевать, осознавать, а сознание порождает разум. Хотя мы наблюдаем этот разум и в деятельности Природы, мы видим его неограниченное действие в человеке, который представляет собой сегодня, по крайней мере по собственной оценке, вершину эволюционного развития. Вершина ли это, или существуют вершины более высокие, что ещё предстоит достичь? Будущее покажет.

Разум, который обнаруживается в человеке, имеет способность к мышлению и воображению, а также к некоторым чувствам, каких предположительно не испытывают животные. Поэтому человек считает себя отделённым от остальной жизни, отделённым от Природы. Его разум или скорее сознание оказалось способно отделить себя от процессов жизни и смотреть на них свысока. Птицы, животные и даже насекомые также имеют разум. Но это разум Природы. То, что они делают, – вьют гнёзда, мигрируют, и т.д., не придумано ими самими. Как бы мы это ни объясняли, Природа демонстрирует необычайную изобретательность. Человеческое тело и мозг являются её произведением, а не нашим творением. Человек не изобрёл ни один механизм, который с невероятной искусностью и тонкостью не превзошла бы Природа. Поскольку его разум свободен, человек считает себя отделённым. Но эта отделённость может оказаться простым заблуждением, за исключением отделённости форм.

Если возвратиться от человеческих фантазий к жизни, можно сказать, что жизнь развивает индивидуальности, каждая из которых имеет свою собственную структуру. Через каждую такую структуру жизнь проходит как индивидуальный поток. Но когда мы думаем о жизни вне зависимости от различий и ограничений материи, мы не можем не думать о ней как о единстве, однородном целом. Представьте обширный океан жизни с вздымающимися, будто во время шторма, волнами различных очертаний и форм. Переверните картинку так, что океан находится вверху подобно источнику, а формы и очертания внизу. Пусть океан представляет потенциалы и запас энергии, которую вы видите в Природе, а формы, которые также являются водой, представляют жизнь, протекающую сквозь них, проявляя их способности. Эта картина соответствовала бы тому, что мы находим в Природе. В основе эволюции заключён запас энергии, который, кажется, всё время увеличивается до новых пределов. Это привело нас к нынешнему положению, откуда мы обозреваем прошлое. Столь грандиозное восхождение не может происходить под действием окружающей среды или обычной адаптации.

Ещё более, чем вселенная жизни, которую мы видим проявленной в материи, это вселенная развивающегося сознания, расширяющегося в гигантском диапазоне от простейших форм жизни до величайших гениальных личностей. Нет пределов действию свободного сознания, тому, что оно может создать, и тому, что оно может почувствовать. То, что для него важно, мы называем ценностями, и эти ценности составляют истину, включающую все законы; красоту, включающую все формы красоты, и доброту, проявленную в форме действий, включая любовь. Но каждая из этих ценностей сама по себе является целым миром.

Каждую ценность, всё, что важно для человеческого сознания, можно проследить до действия объединения внутри неё, создания гармонии. Проще говоря, это сознание динамического единства, единства в многообразии. В Природе существует принцип, который представляет абсолютное единство и объединение, – полюс, противоположный материи. Все энергии и жизнь, которая тоже является энергией, можно постичь как проистекающие из этого источника. Этот принцип присутствует и в человеке. Это Дух в человеке, и человек способен стать его проводником. Когда он делает это, то становится духовным разумом, что означает разум свободный и независимый от ограничений материи и имеющий доступ к миру ценностей, подобно тому, как громоотвод мог бы иметь доступ к молнии в небесах. Такой разум, в соответствии с законом собственного бытия, создаёт закон Духа, закон единства. Это действие, развивающее единство.

Поскольку разум полностью не пробуждён, а человеческое сознание подчиняется законам механики, человек пребывает в неведении, – он использует свой ум для обслуживания чувственного желания, а не просто для удовлетворения неразвитой потребности. В этом случае он вступает в конфликт со вселенной. Связь между ними является одной из взаимных реакций, что можно также назвать кармой. Когда же он поймёт отношение, заключающееся в единстве постоянно пребывающего Духа, эта связь превратится в гармоничное отношение и проявит ценности единства. Тогда человек становится сотрудником Природы, и его свободная воля становится силой, содействующей эволюции. Подобно Богу, он становится совершенен в добродетели, знании и действии. Он помогает всем остальным с помощью высвободившихся в нём, то есть в его духовном центре, сил.

Освобождённая душа – словно линза для света Духа, который она преломляет в свой собственный индивидуальный спектр. Вселенная не является ни оболочкой, ни множеством бессмысленных движений. Согласно древним представлениям, основанным на глубоком понимании, она столь же сложна, как и сам человек, и у неё столько же уровней, сколько уровней у сознания человека. Это макрокосм по сравнению с микрокосмом. Человек же не понимает своей взаимосвязи с ней.

Все люди, будучи в равной степени воплощениями единого Духа, который есть жизнь во всей её свободе, а не жизнь, ограниченная материей, – все люди связаны невидимыми узами, которые неуловимо проходят через них. На самом деле вся Природа живая, и все вещи, таким образом, связаны и по своей сути составляют единство.

Эволюция каждой вещи, каждой индивидуальности происходит в рамках схемы её взаимосвязей с другими, и эта схема также эволюционирует. Весь процесс является согласованным движением, вырастающим в симфонический порядок, где каждая нота будет иметь своё максимальное значение по отношению к другим.

Но мы всё ещё на той стадии, когда каждый отыскивает свою верную ноту или аккорд, своё врождённое качество и одарённость. Он учится путём проб и ошибок брать эти ноты, – ноты его сокровенной сути, с помощью которых он сможет создавать музыку в будущем.

Когда человек осознает себя частью единого вселенского Духа, он станет единым со вселенной как освобождённая душа, посылая ей свою энергию на благо всего живого, и делая жизнь в целом чуть лучше благодаря своему сознательному единству с ней.

Дух, духовный и духовность

Когда мы говорим о духовной философии или о духовной жизни, каково наше понимание Духа? Наши представления об этом, как правило, условны и окрашены или даже сформированы использованием слов «Дух», «духовный», «духовность» в разных контекстах и с разными ассоциациями. Встречаются такие фразы, как «Святой Дух», «дух высказывания», «духи умерших», «духовная ценность церемоний» и так далее. Слово «дух», таким образом, используется в различных значениях.

Если мы изучим наиболее просвещённые концепции на эту тему, дышащие глубочайшим вдохновением, то всегда обнаружим две идеи, связанные с этим словом: (1) Жизнь; (2) некоторые ценности или качества, характеризующие и вещи, и идеи. Но не любые качества, а качества определённого класса или порядка: в Греции – это Истина, Красота и Добро, в Индии – Существование, или Истина, Сознание и Блаженство. Эти атрибуты обычно тройственны, хотя треугольник и может показаться повёрнутым в разных направлениях.

Чтобы концепция духовного принципа с определёнными атрибутами имела какую-то обоснованность, истинность или силу, она, как подсказывает здравый смысл, должна быть заложена в самой природе вещей, особенно в природе человека, воспринимающего эти атрибуты. Духовная жизнь в этом случае должна быть жизнью, проявляющей эти атрибуты на всех уровнях процессов, составляющих человеческое существо – мышления, чувствования и воли, как и на уровне выражения этих процессов в поведении и действии.

Из этого следует, что именно то, чем является человек и то, что он делает, составляют меру его духовности, степень его постижения духовности, а не его подчинение какой-либо внешней структуре или религиозной форме. В самом деле, нужно спросить, при каких условиях подчинение внешней идее помогает либо препятствует тому сочетанию или союзу внутреннего и внешнего, который является сущностью религии и который означает само слово «религия». Ибо религия – это связь, или союз, и ничто не может быть естественнее того союза, который возникает, когда то, что внутри, каким-то образом находит своё естественное и спонтанное проявление вовне. Так мысль облекается в слова, а идея – в мелодию. Обобщая, мы могли бы сказать, что так Дух перетекает в подходящее вместилище – душу, которая является его непосредственным носителем.

Религии, какими мы их видим не по идеализированному происхождению, а на практике, являются потоком, подобно Гангу, несущим множество вещей, не все из которых годятся к употреблению. Можно собственными глазами увидеть, как религия сплетает свои чары – обращаясь к чувствам, музыке, зачастую к красоте линий и форм (как в архитектуре храмов и соборов), статуям или образам, цветам и светильникам; затем играя на надеждах и страхах; и, наконец, – призывая к отречению или отказу от своей самости, в дополнение к внушению различных возвышенных истин и добродетелей. Несмотря на помпезность и искусственность, которые так часто можно наблюдать в сложившихся ортодоксиях, а также обращение к низшим мотивам, сосредоточенным на благосостоянии и безопасности человека, религия не выжила бы как необходимый институт и не сохранила бы своё влияние на людей, если бы не поддерживала естественное нравственное и внутреннее, или духовное состояние.

Подобное состояние – это состояние неискажённое, в нём человек в действии и сознании понимает свою подлинную природу или форму такой, какая она есть, и какой может быть в идеале. Все мы отошли от реальности самих себя, которая и является этим состоянием и переживанием этого состояния, благодаря свободному сознанию, – принципу Манаса, свободному двигаться в любом направлении. Своим действием он выстраивает ментальную форму каждого из нас, и её реакцию на внешний мир, на вещи, которые привлекают или отталкивают, вплетая в эту форму множество оттенков светлого и тёмного, приятного и неприятного, надежды и страха. Эта форма – структура нашего характера и менталитета, психическая в одном аспекте и ментальная в другом.

Красота и искусство

Красоте нельзя дать определение, поскольку она является выражением божественности самой Жизни. Безобразное возникает тогда, когда жизни внутри формы мешает дефект этой формы, созданной для её деятельности. Жизнь всегда стремится объединить доступные элементы в какую-то форму гармонии. Когда такая интеграция завершена, это и есть красота. В целом выражается нечто, чего не было в частях. Таким образом, жизнь всегда наполнена смыслом, она наполнена «идеями» (за неимением лучшего термина), хорошо или плохо выраженными. Эволюционный процесс в целом является процессом проявления этих идей. Они изначально существуют латентно, непроявленными и проявляются со временем по мере развития форм и материалов. Таково искусство Природы.

Каждая идея, сущность каждой интеграции, есть нечто неопределимое, как квадратура круга; её можно анализировать, она может быть объектом вычисления, но её невозможно выразить посредством конечных, измеримых величин.

Красота, Добро и Истина — равносторонний треугольник Добродетели, которая есть Правильная Энергия. Они неотделимы друг от друга, как Три Лика христианской Троицы, и являются аспектами одной и той же Реальности. Истина — в своей внутренней природе, Вечность, отражённая во времени, идеи Божественного разума. Добро — в связи со всеми другими формами и проявлениями, всё больше и больше разворачивающееся в действии, как раскрывающийся цветок, незамкнутая кривая прогрессии, у которой нет предела или конца. Красота – в своём внешнем проявлении. Если дать краткое определение — Истина в своём внутреннем субъективном аспекте; Красота в объективном, а природа Добра есть движение в совершенном равновесии между объективным и субъективным.

Красота присутствует там, где есть проявление частицы Божественного разума, будь то в Природе или в искусстве; она — воплощение луча Божественной Природы. Эта Природа присутствует также в сознании человека, который является индивидуальным фокусом вселенской Жизни. Поэтому каждая истинная и глубокая идея взывает к разумности человека, к его способности познания, и принимается им, когда он достаточно развит для её принятия. В нём существует потенциальная возможность быть затронутым такой идеей, даже если она может и не реализоваться на данном этапе.

Я сказал «способность познания». Это не рациональный ум, который рассуждает шаг за шагом. Это такой способ познания, который сразу целостно воспринимает различные аспекты или части рассматриваемого предмета и непосредственно улавливает истину о нём, подобно тому, как последовательность звуков или аккорд воспринимаются нами как музыка без всякой ментальной проверки.

Все великие идеи и самые важные открытия именно так, подобно вспышке, возникали в человеческом разуме.

Призыв Красоты адресован тому, что в теософских книгах именуется Буддхи, или Духовной Интуицией в человеке. Нам немногое известно о её природе. Когда мы соприкасаемся с этой Интуицией, появляется ощущение полного счастья, чувство единения, а внутренняя природа человека формируется или организуется, приближаясь к своему изначальному образцу. Таким образом, чувство индивидуальности поднимается на более высокий уровень, и человек делает шаг внутрь себя, навстречу своей уникальности, что порождает уверенность в действиях и даёт каждому его суждению необходимое внутреннее одобрение.

Может существовать прекрасный объект, истина, которого не может коснуться эта способность в человеке. Ибо эту способность необходимо развивать, она должна расширяться и вступить в контакт с фактами физического мира (или низших миров), которые существуют отдельно от неё. Пока эта способность не сможет действовать в конкретной области фактов, истина, которую она может открыть, будет дожидаться своего часа.

Примитивный человек, будучи слабо развитым, может бурно приветствовать нечто грубое, кричащее и громкое в качестве объекта наслаждения. Но постепенно, в ходе эволюции наше восприятие утончается, и мы становимся способными выделить то, что представляет истинную ценность в искусстве, среди других вещей, среди того, что является фальшивым.

В искусстве не может быть авторитета, поскольку оценка должна прийти изнутри и спонтанно. Авторитет, признанный людьми, может оказаться фальшивым авторитетом. Фраза «республика писем (или искусства)[1]» содержит истину, согласно которой искусство должно быть свободно от принуждения. И ещё, хотя и не может быть определения правильного, чувство правильного постепенно развивается. Неизбежно выживает то, что обращается к самому глубокому, что есть в человеческой природе, к тому, что обладает возможностью наиболее совершенного и всеобъемлющего синтеза. Другие вкусы, другие идеи должны исчезнуть и уступить место.

[1] «республика писем» – самопровозглашенное сообщество интеллектуалов Англии и Америки, возникшее в 17в. по взаимной переписке. (прим. Ред.)

Искусство не всегда является синонимом Красоты, ибо искусство может быть пустым, простой забавой; оно может быть делом техники. Искусство не может касаться только использования средств, независимо от того, каковы цели. Средства связаны с целями. Красота не присутствует в так называемых произведениях искусства, которые оказывают лишь психологический эффект и далеко не прекрасны. Это может представлять собой своего рода хитрость, присущую жизни на нисходящей дуге цикла, в момент её дальнейшей дифференциации и погружения в материю.

Наиболее прекрасным, наиболее действенным является то искусство, где форма подчинена жизни, где используется минимум материала с максимальным эффектом, где каждая деталь служит развитию или выражению пребывающей внутри идеи.

Такую рационализацию можно увидеть в объектах природы: в листе, в птице, в рыбе, во множестве других органических форм. Жизнь создаёт органы, необходимые для овладения стихией, куда она входит. Чем больше она может войти в эту стихию или среду, тем больше сила её самовыражения, которая в действии становится способностью, самораскрытием её природы — это и есть Красота. Таким образом, Красота с одной стороны и Пригодность, Способность и Полезность с другой идут рука об руку и развиваются вместе. В ходе эволюции это сочетание будет становиться всё более очевидным.

Красота означает высвобождение Жизни. Всё проявленное должно иметь какую-то форму. Но форма — это ограничение. Последовательность звуков, предназначенная для произведения определённого эффекта, должна исключать любой другой звук. Ограничение означает испытание для жизни внутри формы. Но когда форма становится прекрасной, она позволяет жизни проявить свою природу; тогда её назначение исполнено. Только в достижении совершенной красоты в мысли и действии состоит истинное осуществление, истинная самореализация.

Чувство прекрасного состоит в восприятии взаимосвязей в пространстве, во времени или в них обоих. Оно не заключается в материале или в вещи самой по себе, хотя мы и отождествляем взаимосвязь с вещью. Тот, кто более чувствителен к такой взаимосвязи — чувствительный художник — может ясно видеть её отдельно от среды, в которой она отражается. Она становится для него абстракцией и живой «идеей» в одно и то же время.

Эта идея ощущается прекрасной, поскольку она воплощает закон гармонии, который есть в человеке. Сущность её красоты заключается в её соответствии законам. Единое становится многим. Но многое движется вперед во времени и в разных направлениях или вдоль различных радиусов пространства из одного общего центра. Отсюда бесчисленные различия. Однако существует связь между единством и множественностью, которая является абстрактным Законом, законами Природы или Бога. Эти законы являются обобщениями, которые связывают воедино разрозненные факты и явления, будучи основой порядка. Когда на нас воздействует этот закон или некоторые из тех законов, что есть в прекрасной вещи, мы говорим, что она прекрасна.

Эти законы могут воздействовать на наше сознание, поскольку по своей природе оно поддаётся подобному воздействию. Те законы, которые являются законами вселенной, являются также законами нашего бытия, ибо человек по своей подлинной природе является центром той жизни, что наполняет вселенную.

Все искусства должны воплощать одни и те же законы, если они прекрасны. Отсюда следует единство искусств. Принципы, посредством которых они обращаются к нашим душам, должны быть одинаковыми. Различные искусства по-разному воздействуют на одно и то же сознание. Способ этого воздействия является ключом к их единству.

Сознание настолько пластично, что ему можно быстро и легко придать форму. Поэтому мы не всегда видим, оцениваем или судим о вещах с помощью чистого необусловленного сознания. Но именно такое сознание содержит внутри себя качества божественной природы, способность откликаться на её прекрасные проявления. Именно там находится истинный и неподкупный судья природы той вещи, что перед ним находится, — судья, который может сказать, является нечто истинно прекрасным или нет, находится ли оно в согласии с Божественными законами или нет. Искусство обращается к интуиции человека, которая судит совершенно, но не терпит диктата.

Искусство без красоты — это просто притворство. Искусство не в том, чтобы произвести эффект, оно не искусный трюк.

Чем больше круг осознания и понимания человека, тем больше различимых точек, обозначающих его границу. С каждым расширением этого круга всё отчётливее и яснее становится каждая индивидуальная точка, то есть каждая «идея» в небесах Божественной мысли, беспредельном пространстве природного Разума (Chidakasha). Чем отчётливее и яснее она воспринимается, подобно звезде в небе, тем чётче и точнее её можно отразить на плане форм и воплощения в материю.

Каждое подобное воплощение Божественной или вечной идеи есть создание шедевра, через который эта идея проявляется или раскрывается. Таким образом, искусство — это «катапультирование» идей из кажущегося пустым, но, тем не менее, ярко освещённого неба в формы, которые сковывают идею, но лишь ради того, чтобы она проявилась.

Источник: http://www.bez-granic.ru










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика