ИНТЕРЕСЫ ЧЕЛОВЕКА
Главы из книги Н. Шри Рама [2]

Нилаканта Шри Рам родился в Южной Индии в 1889 году. Окончив Мадрасский Университет, он некоторое время работал учителем, а затем посвятил себя журналистике. На протяжении многих лет он был сотрудником газет, поддерживавших различные движения за независимость Индии. Немалый вклад в дело освобождения своей родины внес Шри Рам и на других постах, в частности, будучи председателем Лиги Новой Индии.

Став в 1908 году членом Теософического Общества, он в разное время занимал многие ответственные посты, исполняя обязанности и казначея, и международного секретаря, и вице-президента. В 1953 году он был избран Президентом Т. О. и оставался на этом посту вплоть до своей смерти 8 апреля 1973 года.

Как лектор, а впоследствии и как президент, он много ездил по миру. Во время его пребывания на президентском посту в Адьярском поместье было построено помещение для типографии "Васанта Пресс", а также новое здание знаменитой Адьярской библиотеки.

Те, кто работал со Шри Рамом в близком сотрудничестве, высоко ценили широту и интернационализм его взглядов, подлинный идеализм и глубину его философской мысли, уравновешенность его суждений, его проникнутое сочувствием понимание человеческой природы и, прежде всего, — его светлую искренность.

http://www.theosophy.ru/sri-ram.htm

[1]
Чувство ценностей
Любовь побеждает всё
Освобождение
Активность желания
Счастье
Верность
Точка зрения другого человека
[2]
Правильное действие
Преданность
Мир и доброжелательность

Правильное действие

Высшим видом действия является действие прямое и мгновенное. Но прежде, чем мы сумеем достичь такой степени силы, нам нужно очистить себя как инструмент. Мы должны начать с чистого действия, без всякого желания получить личную выгоду или какое-либо самоудовлетворение, которое может принести его выполнение. Такая реакция часто бывает подсознательной, невидимой, словно тень, которую человек оставляет за собой, повернувшись к свету. Зачастую она тонка и с трудом поддаётся анализу. В осуществлении действия не должно быть элемента привязанности к удовольствию, которое это действие приносит. Когда действие не вызывает реакции, оно не связывает.

Свобода от Кармы есть свобода от реакции, то есть от возвращения тех сил, что мы посылаем. Посланная сила возвращается к нам, потому что сталкивается с сопротивляющейся средой, с непреодолимым кольцом, которое не может разорвать. Мы можем рассматривать это сопротивление как волю Бога. Между субъективной истиной и объективным фактом всегда есть соответствие, поскольку субъективное и объективное порождаются одной и той же субстанцией, или Реальностью; они являются двумя сторонами неделимого, неосязаемого плана.

Если рассматривать каждое действие как передачу силы, то эта сила должна иметь свои истоки — основу, откуда она исходит. Эта основа и цель действия взаимосвязаны. Если цель плоха, плох и изначальный мотив, так как цель, или завершение, является проекцией того, что было вначале. Таким образом, цель содержится в исходной основе.

Действие оказывается самым красивым и эффективным, когда оно возникает из спонтанного внутреннего движения в основе нашей природы, то есть тех элементов, которые активны в строении индивида. Это движение происходит в плоскости, так сказать, перпендикулярной той, куда полетит стрела, направленная в цель.

Какой должна быть природа основы действия, каковы качества, определяющие эту основу? Термины, в которых даётся ответ на этот вопрос, могут отличаться в зависимости от точки зрения. Я перечислю некоторые качества, о которых обычно не упоминают, когда речь идёт о сильном и эффективном действии, а затем добавлю несколько других.

Во-первых, должна быть чистота, отсутствие какого-либо мотива, намерения, желания или мысли причинить боль или бросить хоть малейшую тень на чистое счастье другого, не говоря уже о таких грубых составляющих, как недоброжелательность и злоба.

Во-вторых, необходима мягкость, делающая действие максимально полезным человеку, на которого оно направлено; даже если это хирургическая операция, она должна быть проведена без лишней боли; нужна умеренность как идеальная адаптация к потребностям человека, которому мы хотим помочь.

В-третьих, честность, чтобы в этой адаптации не было и следа обмана или слабости.

В-четвертых, благоразумие и осмотрительность, без которых любому действию будет не хватать ясности и определённости и оно не сможет осуществляться надлежащим образом.

В-пятых, мы нуждаемся в упорстве и усердии, ибо, поскольку мы работаем во времени, каждое действие должно продолжаться в течение периода, когда испытывается твёрдость намерения, и часто цель достигается только после определённых проверок, размышлений и отклонений по ходу движения.

И наконец, должны быть такие качества, как справедливость и ответственность; без первого любое действие неправильно, а второе даёт возможность осознать обязательства, накладываемые на нас каждой ситуацией, и место отдельного действия в той более широкой схеме, которая с высшей точки зрения является работой по содействию Божественному Плану.

Знание без действия не только притупляется, но и остаётся чисто ментальным, так называемым знанием. Действие без истинного знания может быть только реакцией сложной, непросвещённой природы, различным частям которой не хватает как согласованности, так и уравновешенности.

Путь действия для каждого индивидуума запутан и его собственной Кармой, и хитросплетениями того сложного узла, в который разделяется и скручивается его ментальность. Он должен одновременно распутать этот узел — с помощью любви и истинного знания — и проложить свой путь во внешнем мире с помощью силы духовной воли и решительности. А истинное знание присуще философу, который видит истину открытым оком интуиции.

Существует мгновенное решение, когда нет дилеммы или выбора, когда точное направление действия спонтанно определяется изнутри, когда правильное изучение и оценка ситуации производят внутри человека гармоничное движение, результатом или задачей которого является определённое действие. Существует сила намерения, и она сохраняется, когда неудачи, порождённые внешними объектами или препятствиями, совсем не затрагивают волю. Чистая воля движется по своему собственному, самоизолированному пути. Препятствия могут помешать действию, потому что они находятся на одном и том же плане. Но они не могут удержать фундаментальную волю. Сила заключается в выносливости, концентрации и направлении энергии, а не в насилии; в равновесии совершенного самоконтроля при любом действии, которое контролирует или касается других людей.

Преданность

Преданность может быть чудесной и прекрасной, тем духовным огнём, который в своей чистоте и силе подобен пламени и быстро распространяется, передаваясь, преодолевая препятствия и в значительной степени ускоряя как разрушительные, так и созидательные процессы. Её называют кратчайшим из всех путей к цели, потому что она трансформирует все энергии человека для завершения его поиска, что подразумевает такое состояние ума и сердца, когда цель постоянно воплощается в средствах. Это не просто состояние поиска, но завершения и осуществления, состояние, в котором конечное и ближайшее объединяются и синтезируются, так что результат, который является завершением, всегда остаётся удовлетворяющим. Это качество столь же существенно для совершенства характера, как мудрость и правильное действие, которые также необходимы.

Преданность может быть нескольких видов: преданность верного последователя, которая выражается в абсолютной и безоговорочной любви; преданность деятеля, которая проявляется в его действиях; преданность, что принимает форму понимания, всегда расцветающего в служении в соответствии с потребностями и обстоятельствами.

Всегда происходит так, что объект преданности человека, каким бы именем его ни называли, определяется характером преданности этого человека; по существу, этот объект человек создаёт сам в своём уме и сердце.

Преданность лидеру или учителю, когда она чиста, это всегда преданность истинному, прекрасному и доброму в нём. Преданность идеалу обращена к той мере истины, которая воплощается в концепции этого идеала. Когда преданность носит фанатичный характер, это связано с определённой жёсткостью, неким болезненным элементом в природе преданного человека, который причина или объект его преданности, как ему кажется, поощряет и оправдывает. Даже если у самой причины прекрасное имя, человека влечёт к ней именно то, что привлекательно для его природы.

Преданность может быть столь же эгоистичной, какой очень часто бывает любовь; она может быть весьма эгоцентричной; она может быть проявлением скорее беспомощности и зависимости, нежели силы; проявлением пристрастности вместо равного служения всем; она может сделать человека замкнутым, жёстким, вспыльчивым и даже жестоким вместо того, чтобы быть открытым и добрым.

Поэтому нам нужно отделить себя от своей преданности и попытаться увидеть, почему мы преданы, какова истинная природа нашей преданности тому или иному, будь то человек или идеал. Есть ли какое-то тайное желание или мотив, который поддерживает такое отношение? Здесь может скрываться желание угодить, чтобы достичь благосклонности, купаясь в солнечных лучах человека, на которого направлена эта преданность, а может быть и скрытое выражение едва различимого страха. Преданность может проявляться по отношению к человеку, которого считают великим и благородным, полным привлекательных и вдохновляющих качеств. Она может быть самоотдачей, самоотречением. Либо может быть собственническим отношением, когда человек запирается со своим Богом и исключает из своего круга всех остальных, кого не касается этот личный обмен. Такое отгораживание себя в круге равнодушия к другим проявлениям Единой Жизни всегда коренится в личности, по крайней мере, наслаждение, которое по существу эгоистично и эгоцентрично, а потому создаёт путы.

Чтобы быть поистине духовной, преданность должна обладать качеством постоянной, сосредоточенной и неэгоистичной любви, которая в своей самой высокой форме представляет собой филантропию, а потому безлична по своей сути. Преданность к поистине духовному человеку или идеалу очистит нас от всего шлака. Преданность, которая чиста и отдаёт себя безоговорочно, уподобляет природу человека, от которого она исходит, объекту его преданности. Если наша преданность не возвышает и не делает универсальной нашу природу, то ей далеко до истинной преданности, которая, в конечном счёте, есть преданность одной и единственной Истине.

Истинная преданность должна расширять всё существо человека и раскрывать его как воды солнцу, чтобы вся поверхность человеческой природы заиграла, озарённая лучами Истины. Пусть каждый создаст, по образцу в своём собственном сердце, любой образ или форму истины, от которой он не ищет никакой выгоды и которой он может полностью вверить себя; тогда он испытает удивительные плоды такого отречения – влияния, которым он, таким образом, открывает себя; он познает радости жизни, прожитой с чувством единства, которое есть полнота, непринуждённость, где нет никаких проблем.

Мир и доброжелательность

25 Декабря, Рождество, – это день, который в значительной части мира главным образом посвящён миру и доброжелательности. Эти два слова – мир и доброжелательность — обозначают состояния, неотделимые друг от друга. И не только потому, что там, где есть доброжелательность, нет конфликта, а значит есть мир, а также потому, что только тогда, когда человек внутренне пребывает в состоянии доброжелательности, он сможет почувствовать мир.

Каждый хочет чувствовать мир и быть счастливым и гармоничным, но этого состояния невозможно достичь благодаря благословению кого-то вне нас, если только наши сердца не наполнены доброжелательностью настолько, насколько мы на это способны. Это и есть истина, заключённая во фразе: «Мир людям доброжелательным».

Иногда задают вопрос: «Не должна ли доброжелательность изливаться на всех, как на хороших, так и на плохих? Плохие, возможно, нуждаются в ней даже больше, чем хорошие. Какова правильная позиция?».

Мы должны излучать добро для всех без различия и меры. Но что есть добро? Здесь необходимы глубокие размышления. В каждом мужчине и женщине есть ядро добра; то, что приводит к его естественному проявлению и распространению, и есть лучшая помощь, которая может быть получена человеком. Согласно индуизму, равно как и другим философиям, это ядро, или центр, образует непреходящая часть человека, – Божественное в нём. Он выражается в красоте и в собственной самореализации переживает наивысшее блаженство. Это также тот единственный принцип в нас, благодаря которому возможно обрести истинное знание, будь то о субъективном или объективном мире. Если мы сможем излучать влияния, способствующие выражению этой естественной красоты, истинного знания и внутренне присущего нам блага, то станем творцами добра для других. Первым шагом для такого излучения, или первичным процессом в нём, является чувство, подобное жажде, – чувство неподдельной доброжелательности к другим.

Добрые намерения или поступки одного человека пробуждают добро в других, и оставляют дурное, если оно и есть в них, нетронутым. Мир, каким бы вожделенным он ни был, не может воцариться в уме, наполненном недоброжелательностью. Если же мы сможем наполниться доброжелательностью ко всем, без ограничений или оговорок, мы естественным образом обретём мир, который является равновесием внутренней гармонии, чувством внутреннего согласия, не зависящего от внешних обстоятельств. Даже тем, в ком зло наиболее проявлено, через элементы добра, что могут находиться или скрываться в них, мы сможем передать благодать мира. В каждом человеке, поступающем дурно и злонамеренно, таится доброжелательное существо, ожидающее, на кого обратить благодать мира. Таким образом, мы желаем мира всем, но, по природе вещей, он может достичь только высшей сущности. Низшая сущность может обрести мир лишь по мере того, как сливается с высшей и становится её отражением, или, иными словами, становится восприимчивой и способной к добру.

Мы не отрицаем мир для других, но утверждаем, что мир сможет поселиться в наших сердцах только благодаря присутствию в нас состояния доброжелательности.

Если не будет мира в сердцах людей, повсюду распространятся неизбежные последствия: хаос, распри и убийства. Мы все ожидаем наступления эры полного и прекрасного мира, который надолго воцарится во всём мире, но такой мир невозможно установить, пока толики мира не будет в сердцах людей. Понять это, безусловно, очень полезно.

Обычно любовь считается более сильным словом, чем доброжелательность, которую принимают за обычную сентиментальность. Любовь – это слово, к сожалению, неправильно используемое, а вот слово «доброжелательность» пока еще не обесценилось. Может ли на самом деле существовать любовь, в которой нет желания добра другому? Если мы рассмотрим состояние чистой любви, то увидим, что это благая любовь, которая не пытается навязывать себя, которая оставляет другому ту степень свободы, какую человек желает для самого себя. Это любовь, озабоченная счастьем и реализацией другой индивидуальности. Когда кто-то ощущает такую любовь, это совсем не отличается от желания добра другому, желания, в котором объектом, по сути, и является добро для другого.

Когда мы говорим о том, что такое добро для другого, мы часто отличаем это от того, что такое добро для нас самих. Очень трудно определить и различить, что такое добро, что такое доброта, или в чём заключается высшее Благо. Мы должны начать с того места, где находимся. Давайте главное благо, как мы его интуитивно постигаем для себя, сведём к основополагающим понятиям; они также должны распространяться и на других. Я ищу свободы, я хочу счастья. Следовательно, это элементы добра и для другого человека. Я стремлюсь выразить то лучшее, что есть во мне; ему нужна помощь или возможность, чтобы выразить лучшее в нём. Если мы не осознаем и не проявим это в наших взаимоотношениях и в подходе к другим людям, это будет весьма существенным недостатком. Мы можем даже говорить о том, что хорошо для другого человека, однако подлинной доброжелательности нет там, где есть выгода или удовольствие, полученные за счёт другого.

Насколько сильно мы стремимся преодолеть различия, противоречия, существующие между нами и другими людьми в повседневной жизни? Существует ли у меня одно мерило для себя, и какое-то иное для другого человека? Я хочу комфорта, досуга, хорошей еды, удобного жилья, быть окружённым любовью, а также, чтобы кто-нибудь целый день думал о моих нуждах. Но, когда мы думаем о другом человеке, думаем ли мы о его благе с такими же критериями? Мы могли бы сказать, что думать о благе другого человека таким же образом, как о своём собственном, – это совет, как достичь совершенства. По крайней мере, давайте осознаем, насколько мы ещё далеки от истинных критериев, от правильного способа прожить нашу жизнь.

Миру нужен мир, а основным и необходимым условием для достижения мира является доброжелательность. Она необходима между представителями разных наций, между последователями разных вероисповеданий; ибо национальность и религия, хотя и оказывают на нас огромное влияние, всё же являются внешними по отношению к жизни в человеке, которая стремится к самовыражению различными способами. Эти способы дополняют друг друга, подобно цветам спектра, которые вместе составляют белый свет. Эта обычная жизнь по своей сути божественна, и её природа, окутанная покровами материи, должна однажды раскрыться в каждом сыне человеческом, вместо того, чтобы быть, как сейчас, затемнённой и скрытой.

Начало этого откровения символизирует рождение Христа, который, согласно библейскому мифу, претерпевает различные опасности и нападки, прежде чем сможет вступить в Своё царство, чтобы властвовать над сердцами людей. Легенда о Шри Кришне в Индии очень похожа. Там Он считается воплощением Божества в Его Второй Ипостаси, или Сыном. Эти события в жизни Спасителя олицетворяют тот факт, что даже после того, как Божественный Принцип проявился в индивидууме, он должен сражаться против сил своей низшей, или материальной природы, которым он привык подчиняться. Но битва, в конце концов, заканчивается победой высшего над низшим.

Главная причина страдания в мире, – это чувство разобщённости. Собственное «я» в нас – это самая душная темница, и должен наступить день, когда это ограничение отпадёт. Любовь – вот единственная сила, способная избавить нас от этой разобщённости. Когда человек влюбляется, другой человек временно становится для него центром божественного интереса. В мире дуальности, где есть «я» и «ты», когда чувство «я» исчезает, остаётся только «ты». Но существует не одно «ты», а бесчисленное множество. В состоянии духовной, или вселенской любви, все другие люди словно составляют одно существо, – объект любви. Сознание, освобождённое от того, что его связывало, может сфокусироваться где угодно в сфере своей безграничности. Для каждого из нас существует не один возможный фокус сознания, но бесчисленное множество фокусов. Все «вы» (когда исчезает иллюзия самости) выглядите как отражения одного «ты». Когда любовь существует как всё во всём, она есть Возлюбленный, что присутствует везде. Все сознания тогда есть отражения Единого Сознания, все жизни есть проявления Единой Жизни. Рождение такого сознания единства – это рождение Христа в каждом из нас, единства, которое может быть сфокусировано на чём угодно как на центре одной из бесчисленных сфер.

Родившись внутри нас, и преодолевая сопротивление и нападки сил, принадлежащих тёмной стороне нашей природы, оно должно расти, пока всё в этой природе не преобразится под его властью. Тогда будет исполнена заповедь: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный».

Источник: http://www.bez-granic.ru










Agni-Yoga Top Sites Яндекс.Метрика